По сути вопроса.

Меня зовут Тайо, полный никнейм - Арк Тайо Лар, на англоязычных ресурсах - TaerLin.
Кошколюб. Коллекционер. Фотоохотник. Экскурсовод. Автор проекта "Кошачий ЧАЙ и кошкины ЧАЯния".
Прожигаю время за текстовыми RPG, свободные деньги трачу на коллекцию кошек, оружие и чайную утварь.

Терпеть не переношу холивары и передоз различных видов сленга.
Обсценную лексику считаю видом сленга - употребляю в меру сам, передоз вызывает отвращение.
Тащить и размещать фото и фики - с моего согласия, во избежание недоразумений. Ссылки давать - сколько угодно.

Добро пожаловать.


Мелочи, которые нужны "под рукой".
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:14 

начало...

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Ну и зачем, спрашивается, я этим занимаюсь? Угу, правильно - ибо делать больше нечего. Сотруднички спят.. ну и пусть спят - все равно ничего важного не произойдет. По крайней мере сегодня. По закону подлости... Когда дежурят те, кто жаждет внести свой скромный вклад в дело борбы за Веру и т.д... в общем, НИЧЕГО не происходит. Вот. Посему будем создавать компромат на родное Бюро... Может хоть Петр разнос устроит - все радость в жизни.)

04:30 

О себе.

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Ладно, это все хорошо... Компромат на Бюро, и иже с ним с прочим. Наверное, надо рассказать о себе. Начнем, пожалуй...
Меня зовут Тайо. Именно причем в такой формулировке, ибо своего настоящего имени я не помню. Не помню даже, было ли оно у меня... Неважно. Хотя немножко странно – должен, вроде относиться как к кличке, а вот отношусь – как к имени. Кто так назвать додумался и что это значит – не имею ни малейшего понятия, просто прижилось. Ничего не значит. Красивое сочетание букв, обозначивших веху нового этапа существования.
Внешность? Довольно привлекательная, как считают некоторый окружающие, и довольно заурядная, как считаю я сам. Рост – пять футов семь дюймов. Светлая кожа. Не загорает почти, хоть весь день простой на солнце – раздражает. Брат Матфей смеется, что я морковки мало ем. ПФ! Она невкусная. Стоп, отвлекся…
Цвет волос… тоже не пойми чего. Вроде темные, а на солнце не выйдешь – рыжим проблескивают. Или, как изволили поэтично выразиться наши девушки, – каштановый оттенок. Поверю на слово, вон у них сколько каталогов про краску для волос – авось, разбираются. Прическа – «как оно с утра легло…» называется. В смысле, она наверное, имелась… но если сначала обкромсать гриву ножом, потом подождать, пока она отрастет… художественно, в общем. Креатив, называется. Сейчас это безобразие по длине в разных местах примерно до лопаток, плюс-минус пара дюймов… Топорщится, мешает, щекотно. Хотя вроде последнее время привык.
Глаза… Ну вот глаза мне и самому нравятся. Желтовато-зеленые, и как такой цвет получился?... Правда, из-за этого цвета первое время считали оборотнем. Какой я вам, блин, оборотень, если ношу серебряное распятие? Дразнятся. Обидно. Но не обижают. Уже хорошо. Хотя до сих пор боязно… Я им чужой. Непонятно кто не пойми откуда… Им – это, в смысле, инквизиторам…

@темы: история, воспоминания

02:52 

О псах...

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Кто-то прозвал Инквизиторов «псами кардинала Медичи»... Кто конкретно - история умалчивает, но название прижилось. И даже стало предметом своеобразной гордости. Этакий местный патриотизм. Хмф. Уж не знаю как все, но командир у нас в точности соответствует. Причем по всем качествам. Верный-преданный-бесстрашный... Волкодавами в доармагеддоновские времена таких вроде звали. Взрывной. Но отходчивый. В смысле – куснет и простит. Или по затылку въедет. А рука у него тяжелая... Еще бы!!! С такой игрушкой бегать... Игрушку называют скримером. За громкость, вероятно. Да уж, его и на малых оборотах на пол-Ватикана слышно, не то что в боевом режиме. Впрочем, отвлекся я.
Так вот. Местная свора негласно делится на основной отдел и оперативный – к коему, собственно я и принадлежу. Основной – это те, у кого еще действует инстинкт самосохранения, а оперативный – те, кто его уже потерял. Или променял на Веру. Костяк элитной армии, да. Псы...

... Тонкие руки, белый шелк рукавов. Саи в узких ладонях. Летящая стая полукровок, гон. Листопад, так медленно, словно листья хотят подольше понаблюдать. Затаив дыхание, замереть на миг. Начало Пути. Начало Танца. Начало Тао. Потом – останется только движение. Серебристые грани лезвий, серебристые иероглифы смерти стаи. Кроваво-красные капли, алые брызги чужой жизни. Плавящееся Время. Детский крик за спиной. «Не бойся, все уже позади. Все прошло...»
Чужие лица. Страх и ненависть. Это – аристократы? Хуже зверей. Презрение.
- Только люди травят щенков своего вида...


Ммм... Запах кофе. Дразнят.
- Эй, брат, не спи на работе! Начальство запалит... – и стаканчик поверх бумаг. Упадет же!!! Фуууух. Успел...
Я – уснул? Совсем не заметил. Какой странный сон. Готов поклясться, что слышал... дыхание стаи, цокот когтей по мрамору. А во рту привкус крови. эм? прикусил? Наверное.
За окошком – весна... тепло. А мне что-то зябко стало. Грею руки о пластиковый стаканчик.
- Эй, ты в порядке, брат?
Конечно, да... все уже хорошо. Все уже прошло. Просто... я не помню.

@настроение: Одиноко... очень.

@темы: Бюро, история

19:36 

Если вечером делать нечего...

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Рабочее место инквизитора – это святое. Третье по святости место после Церкви и столовой… И первое по скорости воцарения на нем «творческого» беспорядка. Как выражаются некоторые, рабочий стол – это такой большой хот-спот, на котором можно найти все, что заблагорассудится, но и потерять можно тоже что угодно, независимо от размеров и конфигурации.
… Спрашивается, откуда на краю стола взялась стаканчик с недопитым кофе, если учесть, что я не добавляю в этот благородный напиток коньяк? Бра-ат Маттиас… Как, что мне надо? Поблагодарить вас. За что? Ну как же… Спасибо, что сигареты свои не оставили, начальство живьем бы загрызло! А как можно загрызть по-другому? Придушить сначала… Не уводите разговор в сторону!!! Уже увели?! Ладно, поволок на выкидку, строя планы мести…
... Плана как не было, так и нет, да и не тягаться мне с местным стратегом. Разве что случай удобный подвернется… Зато по дороге стащил черный маркер и гербовой лист. Ну, не стащил, а временно прихватизировал. Займемся чистописанием, так сказать…
… Умффф. Собой доволен. Красиво получилось. Посмотрим, что народ утром скажет, когда узреет… Все развлечение. Та-ак. Теперь на дверь отдела, аккуратненько, чтоб не помялось… И скотчем, скотчем, широким таким, чтоб не сразу отклеили… Красота.

…После ухода хулиганствующего дежурного на двери оперативного отдела Святой Инквизиции остался красоваться приклеенный листок с тщательно вырисованной готическим шрифтом надписью:

«Евклидова геометрия – всего лишь частный случай нелинейной геометрии Лобачевского.
Теория Дарвина – всего лишь частный случай Синтетической теории эволюции.
Шизофрения – всего лишь частный случай нетипичной психологии. Всего лишь другой тип сознания.
Такова наша жизнь. И не нам судить ее. Инквизиция».

@темы: Бюро, воспоминания, офис

00:00 

Инвентаризация

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Оглядываясь по сторонам, пытаюсь привести мысли в порядок и проинвентаризировать ситуацию – кто же есть у нас в отделе?
Начнем. Пётр Орсини. Волей и милостью Господа нашего – живой и действующий глава Инквизиции, и прочая, и прочая. 27 лет. Высоченный блондин со неестественным оттенком волос, навевающим странные ассоциации. В глаза кличут Рыцарем, за глаза добавляют – «Разрушения». Впрочем, он, похоже, об этом знает и не обижается. Воин. Сильный, скоростной. Любимое оружие – жуткого вида воющее чудовище, ласково именуемое «скримером». Характер взрывной, до 20 килотонн, но отходчивый. Улыбается редко, чаще – ухмыляется. Глаза жесткие, когда спокоен – что бывает крайне редко – голубые, когда злится – не приведи Господи рядом стоять! – практически серо-стальные. А в будние дни – различные вариации оттенков в зависимости от близости брата Маттиаса и сроков сдачи отчета…
Брат Маттиас. Стратег и тактик Инквизиции. 35 лет. Бывший наемник. Как попал в отдел – история темная, но я докопаюсь, мне ж интересно! Кличут «Марокканским Дьяволом». Ему подходит – если дьяволом считать воплощением искушения и всех сопутствующих грехов… Брюнет с аккуратной прической, вечной полуулыбкой и издевательски-всезнающим прищуром. С Петром на ножах, кинжалах, скримерах и прочем оружии… Из-за привычки Матиаса курить на подоконнике в офисе. Хотя в общем-то неплохо ладят. Это у них стиль общения такой, что ли?...
Паола Соковски. Юридически - заместитель начальника отдела, фактически – организатор работы всего этого самого отдела. Пепельная блондинка с обалденной фигурой и милым прозвищем «Леди Смерть». Оружие – сайленс. Это парочка лезвий под четко выверенными углами. Заставляют замолчать всех и вся. Просто своим авторитетом.
Мариус Лос. Говорят, он откуда-то с территории Германикуса. Библиотекарь. Архивариус. «Хранитель знаний». Возраст непонятен из-за вечно усталых глаз и теплой, доброй юношеской улыбки. Я бы дал 28, не больше… Самый тихий на весь отдел. Считается любимцем начальства, хотя я так и не понял, в чем это выражается… Знает все и вся. Цитировать может бесконечно, рассказывать – тем более. Только вот глаза у него грустные-грустные…
Брат Стефан. Командир разведгруппы. 39 лет, но сразу и не скажешь. Резкие черты лица, идеальная выправка. Со скримером обращается чуть ли не виртуознее начальства. Из достопримечательного – единственный, кого Маттиас слушается с первого слова. И даже без окрика. И даже тушит сигареты при его появлении. Спрашивается, что их связывает?...
Сестра Симона. 30 лет. Медик Инквизиции. Из любимого оружия – стальные спицы и фраза: «Вас я не видела на плановом обследовании…» На Петра действует безотказно, ибо начальник наш медиков сторонится и предпочитает пить утренний чай со стимуляторами ака с сахаром, нежели полежать в медблоке недельку. Летом и зимой укутана в алую мантию и редко снимает капюшон. Мда, комплекс Электры цвел тут пышным цветом… впрочем, отвлекся.
Бенедикт Кьеза. Темная лошадка во всех смыслах этого слова, ибо опять-таки брюнет. «Экзорцист». Надежный, как его характеризуют. С ним тяжело встречаться взглядом – изумрудные глаза видят насквозь, и становится оч-чень неуютно. Скорость смены настроения даст фору осенней погодке и практически равняется частоте взрывов брата Петра. Вроде родом из Пельи.
Брат Франциск. Смешливый парень с веснушками на кончике носа, широкой улыбкой и неиссякаемым запасом шуток и острот. Невысокий, пластичный. Несдержан на язык, за что нередко достается от начальства, в результате местообитание брата – собственная келья, часовня и карцер в разных временных пропорциях. 23 года. Шатен, но по вихрам струятся белые ручейки – перекись водорода кто-то из наших девушек использовал мастерски. Любимое занятие – подрывная деятельность.
Ллойд Грас. Старший в отделе. 54 года, поджарый, седоволосый мужчина с пронзительным взглядом янтарных глаз. «Исповедник». Чуть прихрамывает и почти не владеет правой рукой – говорят, заслонил от взрыва кого-то из гражданских. Прекрасно разбирается в архитектуре и картографии. Вместе с Матиасом, Петром и Паолой образует штаб оперативного отдела Инквизиции.
Брат Бартоломео. Забавный рыжик с привычной морщить носик, когда ему что-то непонятно. На «Барта» отзывается, но обижается. Влюблен в свою базуку, как Пётр в скример. Непонятно, почему большая часть отдела косится и старается отойти от него подальше… Слушается всех и вся, уходит с дороги даже брата Мариуса. Наивный, вроде. Или маскируется?... Интересно…
Базиль. Символ Инквизиции. Шикарный черный котище с вальяжно-аристократичными манерами и очаровательной белой манишкой. Объект одержимости брата Петра и головной боли кардинала ди Медичи.

@темы: Бюро, Trinity Blood, биографии

22:45 

Карусель

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Люди так редко останавливаются... Бег. Игра в догонялки. Они не понимают, что играют со смертью. Если выиграете вы – вы выиграете только секундное ощущение победы. И снова – игра. Догонялки. Если она – вы проигрываете Жизнь.
Немножко напоминает детскую карусель. Такую, с лошадками. Я видел, на площади. Сегодня остановился. Не смог пройти мимо. Просто стоял и смотрел...
... Зажглись огни, карусель стала похожа на игрушку. На гигантский волчок. А людей становилось вокруг все меньше... Все реже бросали они недоумевающие взгляды на одинокую фигуру в алой мантии, замеревшую напротив детской карусели. А я... я просто не мог сделать шаг. Уйти. Словно предал бы кого.
... Опустела площадь, редкие прохожие спешат поскорее домой. Им уже нет до меня дела... Шесть шагов – как к своей судьбе... Белая перчатка коснулась поручня. Чистый. Отполированный сотнями детских ладошек. Присел около фигурки. Маленькая какая... если встать на колени – как раз в глаза ей заглянуть можно. Добрые глаза... голубые. Трещинки и блики – делают их такими живыми. Смотрит с пониманием. Словно сейчас вздохнет и поцокает копытами по улице. Маленькая лошадка. Даже не доросшая до пони. Неживая. Как Дуо. По морде погладить – зачем ей это? А мне? Просто это казалось ужасно правильным...
... Огни гасли. Город засыпал. И никому не было дела до темноволосого инквизитора, отчего-то плакавшего на детской карусели...

@темы: авторская проза, история, оридж

21:23 

Шарик...

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Одиноко. Не обиды, ни гнева… Просто одиноко. Пусто. И еще – страшно оставаться в одиночестве ночью. Нет, я не боюсь темноты… Но темнота всегда приводит с собой незваных гостей. Воспоминания, это у обычных людей. Смутные тени, это у меня. Так странно – ощущение, что вот-вот вспомнишь, вот-вот проявятся давно знакомые, может быть даже - родные - лица, как на старой кинопленке, вдруг ставшей цветной… Но этого не происходит. Чудес ведь на свете не бывает, да? Напрашивается ассоциация с улетающим шариком. Знаешь, таким цветным, детским, веселым воздушным шариком, который нечаянно отпустила ладошка маленького хозяина. Или хозяйки. И вот он плывет над землей, ветерок такой легкий… Малыш бежит за ним, тянется – кажется, еще бы дюйм, и поймает… Только чуда нет. Просто – в детстве в него так отчаянно хочется в него верить. Чуда не происходит. Ибо в тот момент, когда пальчики касаются нитки, резкий порыв ветра дергает, вырывает шарик и уносит высоко вверх, где его уже не достать… Взрослый – он достал бы, поймал. Но взрослого рядом нет. И у ребенка катятся прозрачные, солено-горькие слезинки. Люди – вырастают, но не меняются. Просто у всех – такие разные воздушные шарики, которые никак не поймать…

@темы: воспоминания, авторская проза, иная жизнь

21:42 

...

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
С утра в голове рефреном крутятся строчки. Не могу от них избавиться… Как старый граммофон никак не может остановиться и проигрывает одну и ту же пластинку. Чужие, жестокие строчки. И – я точно знаю, что никто в этой жизни мне их не рассказывал. И я не читал. Вспомнились. Не знаешь, может, так станет легче? Неуютно. Не из-за стихотворения, нет. Понимаешь, мне все кажется, что голос, который читал его, - был детским… Нет-нет, не соглашайся, я прекрасно отдаю себе отчет в том, что не понимаешь. Это было бы глупо. Просто не смейся, я не прошу большего. Хорошо? Спасибо. Впрочем, что-то не припомню я случая, чтобы смеялась горящая свечка. Вы можете плакать и подмигивать неверным пламенем, а улыбаться – уже разучились…

читать дальше

@темы: строчки-строчки

00:01 

Провокация )

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Наброски, немного проясняющие атмосферу нашего отдела...

Полное ООС.
Часть 1, выложенная еще на liveinternet.

читать дальше

Часть 2.
читать дальше

Вопрос - стоит ли писать дальше?..

@темы: авторская проза, ООС, Бюро, Trinity Blood

01:01 

They say...

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Говорят, что страшно заглядывать в пропасть и что страшно стоять на краю. Говорят, что перед смертью вся жизнь проходит перед глазами. Говорят… Те, кто никогда не стоял на краю – не знают, что в за спиной могут вырасти крылья. Те, кто никогда не заглядывал в бездну, не верят, что самоубийцу манит не покой смерти, а мгновения полета перед ней. А тот, кто никогда не умирал – откуда он знает, что видят другие у края?...
Говорят, что вены вскрывать не больно. Говорят, что страшнее всего – сгореть заживо. Говорят… Но тот, кто никогда не вел лезвием по руке, не знает, что труднее всего – чтобы не дрогнули пальцы, ведь тогда лезвие соскочит с тонкой голубоватой дорожки… Больно. Очень больно… И тот, кто никогда не видел, как пламя охватывает человеческое тело, никогда не поверит, что одно мгновение, одну краткую секунду – это прекрасно… Вы бы променяли свою жизнь на полет или истинную красоту?...
Почему-то люди ассоциируют смерть со сном, хотя это совсем не так. Ведь спящий – когда-нибудь проснется… А мертвого – можно только поднять. Он даже будет считать, что еще жив… пару часов, пока не начнется ускоренное разложение. Всего-навсего иллюзия.
Говорят, что есть жизнь после смерти… Разные религии описывают ее по-разному. Но они все неправы и верны одновременно. Человеческие останки дают начало только одной новой форме жизни… я не имею в виду банальный круговорот элементов таблицы Менделеева. Гончие. Чудовища, чем-то похожие на собак. Иногда их называют «гончими сердца». Иногда – «костяными гончими», потому что они похожи на экспонаты сюрреалистического исторического музея… Иногда – «адской сворой», потому что у них горят глазницы… горят голубоватым холодным огоньком. Иногда – «шакалами Сатаны», но это уже слишком поэтично. В любом случае, они – всего лишь деформированные останки человеческих тел, прихотью или чьей-то волей наделенные существованием, пародией на жизнь… У них – холодное дыхание и теплый сладковатый запах – такой бывает у свежих выкидышей или мертвых брошенных младенцев… Откуда мне это известно? Да я и сам бы хотел знать…

@темы: авторская проза, воспоминания

21:37 

Таро

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Не выспался. Всю ночь мучили кошмары, хотя их и кошмарами-то назвать сложно… Просто казалось, что падаю. Что не чувствую ни рук, ни ног, но при этом управлял движениями. Что кричу, но никто не слышит… Почему-то это страшит более всего. Голова болит… Снующие мимо инквизиторы раздражают. Пытался уйти. Не получается. Кажется, у меня паранойя… Следят, что ли? Все-все-все, спокойно, это их работа… В принципе, я понимаю, что ребята в алом абсолютно правы – ну нельзя оставлять непонятно откуда взявшегося «найденыша» одного. Но мне-то хочется одиночества!... Хочется – и страшит. Они по-своему, даже, наверное, заботятся… Они. Пора бы отучаться от этой привычки говорить о тех, кто велит звать себя братьями, - «они». А то, эммм… плохо получается.

- Тайо, ты не занят? Пошли, поможешь…
Что? Куда? Иду, иду… оп. Я в этих переходах не был.
- А что это за место… - молчание, потом поспешно, словно запамятовал сказать, добавил, - брат?
- Это? – старший инквизитор хмыкнул, столько неприкрытого интереса было в глазах парня. – Кладовка, официально именуемая «хранилищем вещественных улик»…
Он повозился, воюя со старым замком, не желающим открываться. Такую дверь проще выбить, чем открыть, да новый замок все как-то забывали врезать. Высоченные стеллажи, бесчисленные коробки с полустершимися инвентаризационными номерами… Недовольно ворча по поводу тусклого освещения и количества пыли, Стефан пошел вглубь, поминутно сверяясь с номером на листочке, который держал в руках. То, что парень остался вертеться у входа, его не сильно волновало – вот найдет нужное и позовет, благо новенький являлся на зов сражу же… как только соображал, что зовут именно его.

Хммм… а что от меня-то нужно? Пф. Опять донести? Так, я пока не нужен, да? Любопытство не порок… Ну я ведь только посмотрю…
Тайо не выдержал и аккуратно, чтобы не потревожить слой пыли, заглянул в пару стоявших в пределах досягаемости коробок. Какие-то тетради, чертежи… шарик хрустальный на подставке. Инквизитор тихо фыркнул – шатер гадалки громили, что ли? Снова заскучал – вещи никакой ценности для удовлетворения любопытства не представляли… Пооглядывался вновь, уже мечтая покинуть «хранилище». Заметил наверху кованый уголок книги. Потянулся достать… почти. Проснулся азарт. Еще одна попытка… книга поехала к краю. Вместе с коробкой, на которой лежала. На любопытствующего парня рухнул по меньшей мере годичный слой никем не вытиравшейся пыли…
- Тайо, ты в порядке? – брат Стефан вылетел из-за стеллажей, кляня себя на чем свет стоит. «Он все-таки куда-то полез! В этом бардаке! Мальчишки…»
- Ага… То есть, да, спасибо, все в порядке, - смущенно пробормотала причина разгрома, снимая с плеча паутину с возмущенным такой наглостью пауком. – Простите меня, пожалуйста, я сейчас все соберу…
- Ну собирай, - удостоверившись, что с подопечным действительно все в порядке, Стефан скептически оглядел «поле боя». К счастью (или несчастью?) парня, опрокинулась коробка с какой-то мелочью. «Ну хоть занят будет подольше…»

Ойй… больно. Углом по виску. И как мне все это собирать?... – Тайо устроился рядом с коробкой, стараясь уложить все покомпактнее. – Любопытство не порок, а наказуемая инициатива…
Провозившись еще минут 10, он все таки достиг более-менее желаемого результата. Не умещался только продолговатый футляр. Тайо покрутил его в руках, думая, куда бы пристроить… Прислушался. Потряс. Внутри что-то тихо шуршало. Очередной раз посетовав на себя и свою тягу к знаниям, потянулся за кинжалом, чтобы поддеть крышку…
Ка-арты? – чуть было разочарованно не протянул инквизитор, но притормозил. Колода казалась толще обычной игральной. Выбравшись поближе к свету, Тайо стал перебирать красочные прямоугольники. Одни пронумерованы арабскими цифрами, другие – римскими… Таро! – осенило его. Карты странным образом притягивали, обратно класть их совсем не хотелось… Парень настолько увлекся, что даже не сразу услышал, что старший товарищ его окликнул… Машинально положив футляр на стол, он наскоро засунул коробку обратно и рванул на зов.

- Все собрал? – брат Стефан, в общем-то, не сердился, вполне понимая, как интересно мальчишкам лазать по антиквариату.
- Д-да… - возникший рядом скорее напоминал заключенного на принудработах, нежели сотрудника Конгрегации. – Вы звали… брат? – опять заминка.
- Звал. Так, держи… - пачка книг перекочевала в руки измазанного инквизитора. – Сейчас поможешь донести это до офиса – и отмываться. Не позорь мне оперативников. Ясно?
Тайо тяжело вздохнул. «Если б только отмываться… Еще форму отстирывать».
- Ясно… - перехватил поудобнее стопку и поплелся за братом. Почти добрался до выхода, но внимание привлек забытый на столе и теперь тускло мелькнувший футляр.

Я… не должен. Не имею права. Но – кто заметит? Верну потом… - Тайо не мог оторвать взгляд от привлекательной вещицы. – Посмотрю – и верну. Это ведь не воровство, правда?

- Ты где там? – судя по скрежету, в замок таки был засунут ключ. – Быстрее.
- Да, да… Неудобно, я только поправлю книги… - Ложь. А лгать нельзя. Особенно старшим. Но… Тайо сглотнул. Сдался. Перехватит стопку, он поспешно схватил футляр и затолкал во внутренний карман форменной куртки. – Иду, брат Стефан, простите.
На душе было мерзостно. Но все равно оставалось ощущение, что он сделал правильный выбор…

@темы: RPG, Бюро, Таро, Таро Теней, авторская проза, иная жизнь, оридж

23:08 

Таро. 2.

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
… С того момента, как новоявленный инквизитор стащил со склада вещдок, прошло несколько дней. И теперь всеми правдами и неправдами старался сбежать в парк, в библиотеку, - куда угодно, только бы остаться наедине с обретенной игрушкой. Казалось, рассматривать карты никогда не надоест… в какой-то момент Тайо понял, что знает названия многих из них. Нет, названия были написаны и на самих картах, но столь витиеватым почерком, на латыни, что прочитать надпись можно было только в одном случае – если четко знать, что должно быть написано…
… Удача разнообразия ради решила ненадолго одарить инквизитора своей милостью – в Бюро намечалось внеплановое собрание командного состава. В конце рабочего дня. А затаиться в офисе, чтобы потом спокойно посидеть и поизучать находку – это совсем просто…
За окном темнело, офис опустел… почти. Тайо устроился на полу у окошка, стащив с ближайшего стола переносную лампу – чтобы свет с улицы не был так заметен. Вытащил карты, начал перемешивать… Занятие странным образом действовало успокаивающе, даже медитативно. Инквизитор сам не заметил, как начал выкладывать на полу перед собой карты в странном, ему одному ведомом порядке.
- Я хочу узнать, кто я… Кто я такой. Хотя бы намекните… - отрешенно шептал он. А на полу медленно вырисовывался кельтский крест…

читать дальше

Если будут вопросы по упомянутым арканам - спрашивайте... отвечу в меру своих знаний)

@темы: авторская проза, Таро, Бюро, RPG, оридж, иная жизнь

10:51 

Размышления на тему вчерашнего...

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Все-таки я промучился полночи, а потом пошел искать сигнификатор расклада для Тайо… Поскольку его мучают кошмары, видения, когда он остается один, то в принципе, это мог быть и выпавший «Экзорцизм» (Простите, брат Бенедикт!). Так как он считает, что ошибается в своих поисках, то это мог быть опять таки выпавший «Отраженный свет». Но Тайо задавал вопрос «Кто я?». При такой ситуации почему-то единственным подходящим мне кажется четырнадцатый аркан – «Зеркала», или, как его еще называют – «Окна в другие миры». Ведь чтобы понять, кем ты являешься сейчас, иногда стоит заглянуть в отражение собственного мира?...

@темы: иная жизнь, Таро Теней, информация к размышлению

13:41 

Попытка разобраться в себе.

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Что мне нравится? Трудно ответить. Мало что выяснил. Нравится встречать восходящее солнце. Нравится жмуриться, когда его лучи играют на соборах и церквях Рима. Жмуриться и не отводить глаз. Нравится гулять одному по узким улочкам, там, где дороги – это в лучшем случае булыжники мостовой, а в худшем – просто утоптанная сотнями прохожих земля. Где балкончики порой нависают так низко, что кажется, еще чуть – и заденут. Я проверял. Пару раз действительно задели…
Нравятся старые церкви. Нет, собор святого Петра прекрасен, нет сомнений, но в нем нет того очарования и той тишины, которая бывает в заброшенных часовенках… нравится следить за причудливым узором, который высекают тысячи трещинок на стене… часами могу сидеть на ступеньках. Ага, оставил кто бы еще на столько времени одного, как же… «Где ты был? Куда девался? Тебя же искали!» Где был, где был… Гулял! Можно подумать, нельзя… что значит – заблужусь?! Где там можно заблудиться? Ах, можно?... Все, молчу… это просто суметь надо. А вот такие «допросы» - не-на-ви-жу! Не маленький уже… Вот.
Яблоки нравятся. Причем именно невоспитанно их грызть, а не тихо есть. Это невкусно. И желательно – дохрустеть до самого огрызка, мало ли, как это выглядит… Я ж не в столовой и не в офисе этим занимаюсь…
Нравится смотреть на пламя свечки – неважно, какой. Просто нравится. Нет, зачаровывает, так точнее… А еще лучше – чтобы при этом играла моя любимая музыка. Любимая песня… Она мне кажется немножко грустной такой… Бесконечное ожидание у закрытых дверей человеческих сердец. Тоскливо становится, но как-то светло на душе. Спокойно. Тихо… Еще одна любимая есть – но она не грустная, наоборот. Дарит надежду на все теплое, светлое, на то, что в конце концов все будет хорошо…

Текст переписал. Нравится…

читать дальше

@темы: строчки-строчки, иная жизнь, воспоминания

13:44 

Что-то новенькое?...

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
- Эй, ну прекрати ворон по сторонам считать! Они и так никуда не денутся, - Франциск не упустил случая подразнить новичка. Может, разозлится наконец… Он уже устал ловить по всей площадке предпочитающего уворачиваться от ударов спарринг-партнера. А в последние пять минут Тайо даже уклоняться не успевал. Никакого интереса… «И вообще, спать по ночам положено, а не по крышам лазать и на звезды любоваться», - сделал вывод инквизитор
читать дальше

@темы: Бюро, авторская проза, оридж

23:45 

Книга.

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Я ошибся –
Разделяя Жизнь и Смерть,
Даже небу
Грань непросто разглядеть,
Даже ангелы правды не знают,
Днем и ночью – им летать в пустоте… -
- мурлыкал темноволосый парень, быстро и по возможности бесшумно шагая по коридору штаба Инквизиции. Он торопился, ибо времени до появления следующего патрульного звена оставалось мало, а пройти-пробежать надо было еще целый этаж и два лестничных пролета.
Дальше – тишина...
Остров Всех Блаженных,
Сердца глубина,
Преклони... колени…
Вот она, цель. Ох, видели бы братья, чем занимается тот, кого они приютили – призадумались бы, кем Тайо был. Явно уж не мирным ремесленником… Изогнутая проволока тихо скребет по замочной скважине. Парень напряженно прислушивается – и к тому, что происходит в коридоре за спиной, и к шороху импровизированной отмычки. Щелчок. Есть! Мелькает за дверью черная рубашка, и как раз в этот момент на лестнице раздаются шаги дежурного, совершающего очередной обход.
Тайо прикрывает дверь и затихает на полу до тех пор, пока дежурный не пройдет мимо двери, пока не стихнут шаги вдалеке. И лишь потом выпрямляется с торжествующим фырком. «Всего-то! Так просто… правда отсюда еще надо будет уйти…» Он зажигает фонарик и бегло осматривает полки. Не то, не то… Вот. Коробка свалилась не него отсюда. «И вообще. Я за книгой лез!»
читать дальше

@темы: Бюро, иная жизнь, авторская проза

19:58 

Маттиас.

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Вино. Коньяк. Виски… Пожалуй, виски – лучше всего. Маттиас наливает полный стакан и медлит несколько мгновений, прежде чем согласиться на обжигающий поцелуй спиртного. Так хочется напиться… Так хочется забыть. Так хочется не видеть больше перед собой лица своих бывших соратников. Первый глоток обжигает, но уже через пару секунд он делает второй, третий... залпом. До конца. Задерживает дыхание, вытирает рукавом с глаз непрошенные слезинки. Не вспоминать. Не сметь. И – как ответ – новая вереница воспоминаний.
читать дальше

@темы: авторская проза, ООС, Бюро, Trinity Blood, воспоминания, строчки-строчки

19:19 

Как правильно читать служебные характеристики.

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
ОБЛАДАЕТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ВЫСОКОЙ КВАЛИФИКАЦИЕЙ: Сегодня не сделал больших глупостей.
РЕВНОСТНЫЙ, УСЕРДНЫЙ РАБОТНИК: Упрям как осел.
ХАРАКТЕР ОБЩИТЕЛЬНЫЙ: Часто поддает.
ИСПОЛЬЗУЕТ КАЖДУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ ДЛЯ СВОЕГО РАЗВИТИЯ: Часто поддает с начальством.
ОБЛАДАЕТ НЕОГРАНИЧЕННЫМ ПОТЕНЦИАЛОМ: Не выгонишь до пенсии.
ЖИВОЙ УМ: Удачно придумывает отмазки.
НЕ ВСЕГДА ТОЧНО ИСПОЛНЯЕТ УКАЗАНИЯ РУКОВОДСТВА: Соображает лучше начальства.
ТАКТИЧЕН: Знает, когда надо заткнуться.
К РЕШЕНИЯМ ЗАДАЧ ПОДХОДИТ ТВОРЧЕСКИ: Всегда найдет кого-нибудь, чтобы тот выполнил его работу.
С ГОТОВНОСТЬЮ СОГЛАШАЕТСЯ РАБОТАТЬ ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ РАБОЧЕГО ДНЯ: Жена стерва.
АККУРАТЕН, ВНИКАЕТ ВО ВСЕ ДЕТАЛИ: Зануда.
ОБЛАДАЕТ СВОЙСТВАМИ ЛИДЕРА: Имеет громкий голос.
ОСТРОУМЕН, С БОЛЬШИМ ЧУВСТВОМ ЮМОРА: Постоянно торчит на анекдотных сайтах.
БОЛЬШИЕ ОРГАНИЗАТОРСКИЕ СПОСОБНОСТИ: Приходит вовремя на работу.
ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ЛОЯЛЕН: Никуда больше устроиться не способен.
СВОЮ РАБОТУ ЛЮБИТ: Вполне можно платить ему меньше.
ЧАСТО КОНСУЛЬТИРУЕТСЯ С КОЛЛЕГАМИ И РУКОВОДСТВОМ: Всех задолбал.
ДАЛЕКО ПОЙДЕТ: Имеет родню в дирекции.
ПЕРСПЕКТИВЕН, ДОЛЖЕН ПОЙТИ ДАЛЕКО: Да, и подальше, пожалуйста, подальше.
ЭФФЕКТИВНО ИСПОЛЬЗУЕТ РАБОЧЕЕ ВРЕМЯ: Часто смотрит на часы.
ИЗОБРЕТАТЕЛЕН: Всегда найдет сто причин, чтобы делать что угодно, только не то, что требуется.
ЗАСЛУЖИВАЕТ ПОВЫШЕНИЯ: Позарез нужна новая ставка.
СТРОГ, ДИСЦИПЛИНИРОВАН, ВЕРЕН СВОИМ ПРИНЦИПАМ: Просто мудак.

@темы: профессиональное, офис, юмор

21:53 

Молитва, так сказать.

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Тэээкс... Крупно написать, над столом повесить, дабы всех вдохновляла... на праздное времяпрепровождение.


Я – это я, (I am I)
А ты – это ты.
Я в этом мире не для того,
чтобы жить в соответствии с твоими ожиданиями,
А ты не для того,
чтобы жить в соответствии с моими.
Я есть я, (I is I)
А ты есть ты.
Аминь.


Это действительно молитва… Так называемая «Молитва гештальт-психологов.»

@темы: профессиональное, офис

07:07 

Ночь, улица, фонарь… карниз.

Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Нет, конечно, на звезды можно полюбоваться и сидя на подоконнике. То же тот еще адреналин… Да не от высоты, глупости какие. Седьмой этаж, всего-то. А вот от того, что Стефан проснется и узрит злостное нарушение дисциплины, режима, распорядка… бла-бла-бла… В общем, тот еще адреналин. Так нет же…
Тайо фыркает и бесшумно открывает створку окна – полностью. На подоконник, оглянуться на спящего и еще разок проверить шнуровку на ботинках – будет неприятный сюрприз, в случае чего. И, замирая от предвкушения, ступить на карниз… Жаль, что он так узок и приходится прижиматься к стене, чтобы дойти до углового барельефа. Вот если бы по коньку… Инквизитор облизывается, как кот на кринку со сметаной, и перебирается на каменный выступ. Тихий щелчок. Шорох заработавшего механизма… И случайный выбор мелодии…
читать дальше

@темы: иная жизнь, авторская проза, оридж, строчки-строчки

Кошачий чай и кошкины чаяния.

главная