Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Запись: Ла Скала, Милан, 2005

Информации ради.

Ла Скала - оно и есть Ла Скала. Залипательно до ужаса, не оторваться вообще никак. Даже при том чудесном факте, что русских субтитров у Тайо не было. Зато если в прошлый раз "избалованный итальянской оперой слух" слегка сбивал восприятие от немецкого в опере, то нынче слушалось очень... соответствующе.

Постановка очень необычная по костюмам. Настолько, что Тайо полез читать. И не пожалееел... Цитирую!

Кентридж (автор постановки оперы, - прим Тайо.) особенно знаменит своими рисунками углем и анимациями, и в постановке «Флейты» демонстрирует свое тонкое, деликатное и «невинное» искусство во всей красе. Зритель приглашен на выставку, экспонаты которой, безусловно, имеют дело с волшебством: «задники» Кентриджа, не что иное, как проецируемые и «оживающие» рисунки, не влюбится в них только тот, кому природа начисто отказала в фантазии и любви к сказке. Царица Ночи появляется на фоне темного неба с мерцающими звездами (при внимательном рассмотрении понятно, что этот «задник» - негатив рисунка Кентриджа: художник провел черную линию по белой бумаге, а зритель видит белую линию на черной бумаге). Во время знаменитой арии «Der Holler Rache» во втором действии Вселенная взрывается, метеоры и кометы мелькают в стремительном темпе, сыплется космическая пыль. Тамино играет на волшебной флейте – под ее нежные звуки грациозно пляшет носорог, которому вес не мешает танцевать на передних лапах... <...> (Сценография создана в сотрудничестве с Сабине Тойниссен, и нужно отдать должное художнице по костюмам Грете Гойрис: вдохновленная моделями одежды конца девятнадцатого века, она одевает персонажей в элегантное и строгое платье, но использует нежные пастельные тона, которые создают ощущение теплоты).

Но южно-африканский художник не ограничивается созданием красивой «картинки». Сценическая коробка прeвращена в огромную camera obscura, и фантастические рисунки и анимации Кентриджа – не что иное, как то, что предстает взору наблюдателя (исследователя, фотографа, художника...) через ее отверстие. <...>На сцене постоянно присутствует старинный фотоаппарат на штативе, по ходу дела используемый не только по прямому назначению, но также в качестве бинокля и проектора. Оптические инструменты – один из ключей к видению Кентриджем моцартовского шедевра. Именно они в свое время помогли распространению современной концепции устройства мира. Тамино – отважный путешественник, одетый в жакет типа «сафари», сапоги и колониальную каску; Зарастро напоминает университетского профессора, который к тому же возглавляет кружок единомышленников или научное общество; непременный атрибут трех мальчиков – школьная доска с начертанными на ней математическими формулами.


(c) www.operanews.ru/11040304.html

От себя добавлю - а уж путь Тамино и Памины через огонь и воду - отдельная сцена, от которой оторваться вообще невозможно...

Скриншоты.

@темы: кошастый театрал