Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Название: Чаю?..
Автор: Тайо
Канон: кроссовер
Персонажи/Пейринг: Янцзу/Фейлон (Finder no Hyouteki/Видоискатель), Рю Зэн (Omerta ~Chinmoku no Okite~).
Рейтинг и предупреждение: PG-13, за упоминание психологического насилия в адрес Фейлона и особенностей работы Яна.
Примечания: является связанным произведением с фанфиками «Кукла с глазами Дракона» (1, 2, 3 - lostalvar.diary.ru/p208834263.htm и 4, 5 - lostalvar.diary.ru/p208858359.htm) и «Мелодия одной дождливой ночи» lostalvar.diary.ru/p208939592.htm
Саммари: формы и методы Зэна научить одного весьма опасного психопата самоконтролю.
Дисклеймер: взял, поигрался, положил, где взял

Не то, чтобы Фейлон соскучился. Совсем нет. Вовсе нет. Абсолютно точно – нет.
Нет – и все равно Дракон Байше идет по коридору, останавливаясь перед каждой дверью, прислушивается, толкает, заглядывая по очереди в каждое пустое помещение. Ищет брата.
Дракон Байше понимает, что нужно создать иллюзию. Иллюзию того, что кукла, которой так дорожит Янцзу, скучает в одиночестве. Нет, не так. Не в одиночестве – вокруг может быть сколько угодно народу, Фейлон будет скучать без своего старшего брата. Янцзу должен поверить в эту ложь. Скорее всего, Янцзу очень хочет обмануться сам. Тонкая пленка самоконтроля над бездной, в которой плещется лава бешенства. Но отчего тонкая пленка так прочна?..
Занятый раздумьями Фейлон обходит весь первый этаж, ненадолго задумывается, поглаживая кончиками пальцев перила. Браслет задевает полированное дерево – подсказывает: надо продолжать. Датчик, который не снять самому. Кандалы, похожие на модный аксессуар. Просто тонкий браслет из кожи и платины. Или матового серебра.
На втором этаже – несколько комнат, которые Фейлон при желании мог бы назвать «гостевыми» - но, кажется, у брата не бывает гостей. Кабинет брата. Кажется, еще зал… Дракон Байше останавливается, прислушивается. Тянет носом воздух – ему лишь чудится аромат бергамота и сандала, верно ведь?
Неверно.
Бергамот, сандал, что-то еще неуловимо знакомое. И, кажется, негромкая музыка. Янцзу никогда не увлекался медитативными практиками – только если заставляли наставники. Янцзу предпочитал изнуряющие тренировки. Сидеть неподвижно – нет, в этом старший брат никогда не был силен.
Дракон заинтересован, Дракон смотрит глазами ищущей брата куклы. А кукла медленно поворачивает ручку и несильно толкает дверь.

Непроизвольное, пусть очень негромкое, но такое отчетливое восклицание так не соответствует обстановке, что Фейлон даже отступает на шаг, пытаясь остаться незамеченным.
Не получается.
У «идола» насмешливые и циничные глаза, снисходительная усмешка.
- Надо же, младший братик нашего Яна пожаловал. Так ты заходи, не стой на пороге, - предлагает он негромко, тянет гласные, словно прокатывает их на языке. От этой наигранной небрежности становится совсем жутко. Торопливо извиниться, закрыть дверь и уйти – Фейлон уверен, что его не станут преследовать, но какой же трусостью это будет! Брат ни за что не поверит, что он так изменился.
Фейлон никогда не был трусом.
Брат никогда не считал его трусом.
Дверь закрывается за спиной Дракона Байше с оглушительным щелчком. Идол кривится со смешком, оглядывает – словно решает, покупать или не стоит. Чем можно было заслужить такое отношение?
«Зэн не переносит наследие китайской культуры», - звучит в голове голос брата.
А Фейлон одет так, как нравится безумцу – алый чеонгсам, кожаная обувь. Только волосы он не собрал в косу, это привилегия брата – психопату нравится процесс, психопат успокаивается, раз за разом воссоздавая на своей добыче унизительный символ подчиненного положения.
- Мои глубочайшие извинения, мне так стыдно, что я невольно помешал вам, - мягко извиняется Фейлон. Идола забавляет «достойное воспитание». Идол недвусмысленно дает Фейлону понять, что прекрасно понимает его истинные чувства к Янцзу.
Только вот Янцзу лежит на полу, чуть повернув голову набок и закрыв глаза, и поэтому Фейлон опасается сказать хоть что-то, что может нарушить образ послушной куклы.
Да только вот у куклы глаза Дракона Байше.

Фейлон останавливается у двери и старательно ненавязчиво, но внимательно рассматривает совершенно невероятную картину, стремясь запомнить как можно больше деталей.
Его вспыльчивый и нетерпимый брат неподвижно лежит на ковре, закрыв глаза и согнув ноги в коленях. Только грудная клетка двигается едва заметно – в такт ровному и глубокому дыханию.
Как будто сон или медитация.
Или как будто он принял очень сильное лекарство. Или наркотик.
Фейлон следит за дыханием брата почти завороженно. Он бы даже и поверил, что Янцзу спит в присутствии своего нового начальника – дальнего родственника, ведь так? – но… это как смотреть на сломанное человеческое тело после аварии. Интересно до боли и возможность увидеть что-то… могущее потом сниться в кошмарах. Обычному человеку трудно дается подобный выбор. А он – Дракон Байше. Лидер ветви Триады, подчинившей себе Гонконг. Ему ли бояться неожиданных видений?..
..только это совсем не страшно. Неожиданно. Странно. Завораживающе.
У брата закрыты глаза и сдвинута футболка, обнажая широкую полоску кожи на животе – и уродливый комок шрама. Янцзу лежит неподвижно, практически никак не реагируя на действия своего дальнего родственника, с какой-то извращенной увлеченностью переставляющего по его коже предметы.
Фейлон знает название каждого из них.
Фейлон умеет с ними обращаться – так, что его действия вряд ли будут сильно отличаться от носителя культуры.
Фейлон только не понимает, почему брат… почему психопат, от ярости и похоти которого хочется спрятаться глубоко-глубоко и никогда не выходить из укрытия, - почему Янцзу все это позволяет?
- Хоть глаза открыл бы, - саркастично журит идол, рассеянно-ленивыми движениями поправляя складки ткани, край бамбуковой ручки. Любуется своими действиями. Наслаждается ими.
- Я слышал, кто пришел, - отзывается Янцзу почти незамедлительно, разбивая последние сомнения Фейлона в том, что брат уснул или под действием наркотических веществ. У Яна очень чистый, хотя и немного рассеянный взгляд.
Да что же тут происходит?
Формально – Дракон Байше понимает, что, как, в какой последовательности. Дракон Байше не понимает, почему брат…
- Угостишь его?
Идол смеется, словно услышал очень занимательную шутку.
- А ты выдержишь всё с самого начала?
- Без проблем.
Он только вдыхает чуть глубже, потягиваясь – но ни один предмет даже не делает попытки упасть! – и снова расслабленно ложится, прикрывает глаза.
- Ну надо же. Как же мне устоять, когда ты так просишь?
Тонкие губы брата кривятся в веселой усмешке – Дракон даже головой встряхивает. Не ухмылка. Усмешка. У брата хорошее настроение? Когда его принуждают участвовать в таком странном действе?.. Впрочем, принуждают ли…

Кукла усаживается напротив, Дракон Байше смотрит ее глазами – заинтересованно, заинтригованно.
- Когда вы начнете, разговаривать нельзя, верно? – шепотом интересуется Фейлон. В том, что будет происходить… наверное, в этом есть определенная эстетика. Надо постараться ее понять.
- Нежелательно. Что, сложно молчать? У нашего Яна отлично вот получается.
- Совсем несложно, - уверяет Фейлон. А его вспыльчивый брат снова кривится в усмешке.
- У Фея слишком много вопросов. Любопытный.
- Сожалею, - тут же отзывается кукла, максимально виновато. Главная задача – не переиграть.
- Никогда не сожалей о том, что сделал. Сожалей, если не решился, - коротко смеется идол. И тянется к закипевшей воде.
Фейлон приглушенно умолкает. Он долго размышлял о том, кто мог сотворить из его брата то сдержанное чудовище, которое он сейчас видит перед собой. Идол умеет подчинять. Рю Зэн создал из психопата палача с ужасающим самоконтролем. И этот палач сейчас совершенно спокойно лежит на полу, позволяя расставлять по своей коже предметы для чайной церемонии.
Действия дальнего родственника Янцзу эстетичны настолько, что Фейлон успокаивается и даже не заставляет себя сосредоточиться на неторопливых движениях изящных, аристократичных рук.
Здесь и сейчас. Это совсем несложно.
Это чертовски трудно.
Это эстетично настолько, что Фейлон придвигается ближе, так близко, что касается коленями руки брата – и только тогда, опомнившись, едва не нарушает тишину еще одним непрошенным восклицанием. Но не отодвигается.
Всё это время у брата закрыты глаза.
Все это время психопат не выглядит настороженным, не прислушивается к происходящему. Насколько же ему уже привычно…
…Дракон Байше коротко встряхивает головой. Не отвлекайся. Здесь и сейчас. Это чертовски трудно, это совсем не сложно. А руки все равно подрагивают, когда он принимает чашу и подносит ее к губам.
Это очень вкусно. Здесь и сейчас, нужно думать о том, что пытаешься глотком протолкнуть внутрь. О том, что у Янцзу очень ровное дыхание, можно подумать потом. Второй глоток – легкий, как прикосновение. Фейлон улыбается – Рю Зэну идет умение наслаждаться чужой культурой. если бы он еще не относился так презрительно к родной… Нет. Здесь и сейчас. Третьим глотком Дракон Байше наслаждается, запретив себе думать о чем-либо, кроме вкуса зеленого чая, кроме ощущения тепла в ладонях, кроме звенящей тишины, которая обволакивает, а не давит.

К тому времени, когда идол неторопливо начинает убирать предметы, Ян открывает глаза и жмурится на пламя свечи. Дыхание становится чаще, поверхностнее – неприкрытое свидетельство того, что он устал или злится. Фейлону сначала становится немного жутко – но идол даже не думает хоть немного ускорить процесс. И ведь Янцзу не двигается. Лежит неподвижно до тех пор, пока Зэн заботливо-насмешливо не сдвигает ему футболку на положенное ей место.
И вот тогда неподвижное прежде тело оживает. Резко приподнимается на локтях, передергивая плечами и скалясь – это жутковато, особенно из-за теней, упавших от пламени свечей. Он похож на демоническую маску – и с явным удовольствием дополняет произведенный эффект, выдыхая с утробным рычанием.
- Устал? – жалеет его идол.
- А то, - легко соглашается Янцзу. Облизывается – жадно, весело, шало. И к изумлению Фейлона ухмыляется широко и совсем не зло. – Спасибо за урок.
- Редко благодаришь.
- Переоценил свои силы.
Идол задумчиво жмурит насмешливые глаза.
- Переоценил, но выдержал. Действительно ли переоценил?..
- Хороший вопрос. Я подумаю.
Фейлон даже дышать боится. Так он прав был – между его безумным братом и человеком с внешностью рок-певца, молодежного идола, модели, - между ними действительно отношения, больше всего подходящие к иерархии «учитель-ученик»?
Невероятно.
Янцзу и наставников отца-то к себе близко не подпускал.
«Он не сам их выбрал, то был выбор отца», - подсказывает шипящий голосок из подсознания. Но разве можно оспорить выбор отца? Можно быть недовольным?.. Немыслимо.
Кажется, Янцзу… был. Не был. Спорил. Всей душой жаждал не подчиниться, а бунтовать.
Хотя – почему жаждал? Ничего не изменилось.
Если из его брата смогли создать такое чудовище, то каков же идол в истинной своей сути?..
Фейлон даже не уверен, что хотел бы знать.

На расспросы Дракон Байше решается глубоко за полночь – брат все еще выглядит немного расслабленным, но ни капли не сонным. Кукла с глазами дракона провожает Зэна к выходу, осмеливаясь лишь на короткое «нужно ли брату чем-то помочь?»
- Ян верно сказал – он переоценил свои силы. Не тревожь, и он сам восстановится за пару часов, - неожиданно серьезно отвечает ему идол. – Как думаешь, чего нашему Яну катастрофически недостает?
Фейлон задумывается, оценивая опасность вопроса. Но они с Зэном наедине… это провоцирует.
- Ян вспыльчив.
Идол смеется.
- В верную сторону мыслишь. Резок, груб, яростен, даже, если хочешь – страстен. И при всем этом - потрясающий самоконтроль. На который сил уходит немеряно. Вот умения себя контролировать и не достает. Понял теперь?
- Понял, - кивает Фейлон. Информация, которую нужно осмыслить.
- Ни черта ты не понял, - обрывает его Зэн, отсылает взмахом руки. Невысокий молодой человек с очками и обманчиво тактичными движениями закрывает за идолом дверь автомобиля. Это подчиненный Янцзу или лично Зэна?..

Фейлон некоторое время размышляет, стоит ли вернуться. Ждет ли его брат или желает остаться в одиночестве?
Он выбирает первый вариант. Поднимается, заходит и садится напротив Яна, осторожно и заинтересованно трогая чайницу. Красивая, дорогая, привлекательная своей простотой вещь.
- Можешь взять, если интересно. Любой предмет. Зэн не будет против. Никакого пиетета. Это только вещи.
Фейлон с удовольствием поднимает чайницу в ладонях, любуется.
- Он оставляет такие дорогие вещи у вас, брат…
Янцзу опирается спиной о стену, смотрит лениво.
- Зэн может войти в мой дом в любой момент, когда пожелает – это его территория. Может взять что угодно. Кроме тебя. Это оговорено особо. Ты моя собственность, мой прекрасный цветок Байше…
Звучит то ли лестно, то ли жутко. Нужно реагировать… правильно.
- Я так рад, брат.
Янцзу коротко фыркает.
- Да неужели?..
Фейлон молчит и продолжает любоваться чайной утварью.
- О чем с тобой Зэн говорил?
Брат не доверяет ему. Значит, смотрел из окна…
- Что вам недостает умения себя контролировать.
Фейлон ждет взрыва, яростной вспышки, гневного комментария, но Ян только смеется, откидывая голову.
- Прошу прощения, брат.
- Пока не за что. Много вопросов, мое любопытное сокровище?
Кукла прячет виноватый взгляд и придвигается ближе. Брат выглядит таким… расслабленным. Можно ли?..
У куклы нет сомнений. Он искал брата, потому что соскучился. Только так.
Кукла укладывается рядом с сидящим психопатом, сомневаясь, а позволит ли Ян… нет, не так. Ограничится ли Янцзу, его безумный брат, в чьих глазах только похоть и желание обладать, ограничится ли он только тем, что предложит ему Фейлон? Вряд ли.
- Мой. Мое драгоценное сокровище.
Точно не ограничится.
- Конечно, брат.
У Яна грубоватые движения. И очень тяжелые руки. И – нет, это точно иллюзия, которую создает воспаленное воображение Фейлона! – он кажется очень довольным. Почти… счастливым?..
- Так о чем ты хотел спросить, мой прекрасный цветок?
Карт-бланш?.. Скорее, проверка.
- Почему… именно такой способ… - Фейлон даже ненаигранно ищет фразу поточнее.
- Потому что Зэн считает, что он мне подходит.
- А вам подходит, брат?
Ян какое-то время молчит, продолжая перебирать длинные пряди. Если не обращать внимания ни на что другое – это почти приятно. Здесь и сейчас. Внимание к деталям. Брат аккуратен. Это приятно.
- Когда я разносил стены в его кабинете, он считал, что и это мне подходит тоже.
Дракон жадно вслушивается в каждое слово. Поведи себя так Янцзу при отце…
…не посмел бы. Грыз бы землю, лед глотал в попытке остыть, но не посмел бы.
- А теперь так не считает?
- А теперь я не разношу.
Это означает, что психопат подчинил безумие своей воле? Это вообще возможно?
- Это выглядит очень странным.
- Наказать было бы проще, а, Фей? У отца вот отлично получалось.
Гнев и яд. Как же он раньше не замечал это тщательно скрываемой ненависти…
- На первый взгляд… кажется действеннее.
Янцзу снова смеется. Зло. Издевательски. И выдыхает.
- Ты прав. Страх и боль – отличный способ управлять. Только вот проблема, Фей… я палач. Догадываешься, что это значит?
Дракон Байше сглатывает. То, как себя позиционирует брат, ужасает. Вот какую форму приняло безумие, ранее проявляющееся лишь несдержанностью и вспыльчивостью.
- Это значит… что вам не страшно? – пытается угадать Фейлон.
- Меньшее из зол. Палач должен знать, что происходит с человеком. Иначе это непрофессионально.
Нет-нет. Это слишком неправдоподобно звучит. Фейлон уговаривает себя дышать ровнее.
- Это значит, что вы не чувствуете боли?
- Было бы слишком хорошо. Неверно.
Брат предлагает угадывать дальше?.. Хорошо, если рассуждать… если не думать о Янцзу как о своем старшем брате, помешанном, безумном, а лишь о том, что должно включать в себя определение палача – с этой извращенной точки зрения…
- Значит, что… нет, не могу произнести, - немного наигранно сокрушается Фейлон. Нет уж, он не будет участвовать в этом безумии.
- Значит, что свой предел я примерно знаю, - вполне спокойно информирует его Ян. – И еще это значит, что способ добиться от меня желаемых действий с помощью боли или страха будет действенным, конечно... но очень, очень недолго. А Зэна это абсолютно не устраивает.
- Понятно, - соглашается кукла. Дракон Байше смотрит ее глазами, Дракон Байше раздосадован – задача усложняется стократно. Безумец опасен, умеющий себя контролировать безумец – намного опаснее, но безумец, знающий свои сильные и слабые стороны, безумец, не боящийся говорить о них… Фейлон впервые начинает сомневаться, сможет ли он справиться с чудовищем, которое создал Лю Дзиен.
Фейлону страшно. Совсем не впервые.
Кукла продолжает играть свою роль.

@настроение: больной кошастый на работе, которого все достали... правильно, пошли фанфики про палача.

@темы: авторская проза, Кукла с глазами Дракона, Omerta - Law of Silence, Finder no Hyouteki/Видоискатель