21:03 

Будь проклят межвидовой секс!

Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Кажется, это для недельки редкопейрингов будет... добавочка со стороны, так сказать.

Исходные данные: Тайо показывают шикарную додзи, в которой Юри, Юра, Эмиль, Отабек и Георгий - коты-оборотни. А Кристоф и Виктор - люди. \
Ссылки: myreadingmanga.info/zooya-yuri-ice-dj-wagahai-t..., myreadingmanga.info/zooya-yuri-ice-dj-wagahai-t...

Тайо прекрасным делится... дальше происходит страшное. Ну, как обычно: три часа ночи, Тайо с жаропонижающим и с литром сваренного пуэра.
1: Интересно, а с кем Юрочка первый поцелуется? С Отабеком или Витей?
2: С Витей - это уже межвидовой секс.
1: Но так мило! Они спят вместе! Юрочка умывает его!
2: Угу, угу. Секс с котом.
1: Ой, иди смотри на своего Георгия. Губы крашеные, шпана уличная.
2: Это вызов. Это. вашу мать, вызов!!!...
Все всё поняли? Вызов принят. Тайо хмыкнул и написал.

Название: Будь проклят межвидовой секс!
Автор: Тайо
Фандом: Yuri!!! on Ice, cat!АУ
Рейтинг: R.
Жанр: hurt|comfort, слеш
Персонажи/пейринг: cat!Георгий Попович/Кристоф Джакометти, Виктор Никифоров/cat!Юрий Плисецкий умильными намеками.
Саммари: Никогда не подбирайте незнакомых, сбитых машиной котов!
Примечание: Поведение "черного сиама" в начале фанфика - результат сильного сотрясения мозга и общего состояния здоровья "на грани".
Для тех, кому неохота листать всю мангу: визуализация.
изображение

изображение


изображение

Сбитого сиамца Кристоф просто не смог бросить на дороге. Как вообще такое дорогое животное оказалось вдали от города, в таком плачевном виде? Напрашивалась только идея о том, что потерялся на пикнике какой-нибудь избалованной семейки… Сиамцы – они такие. Самые чудесные оборотни из всех кошачьих, которые только есть. Отличные компаньоны. Золотистые – всеобщие любимцы и ласковейшие существа с характером, которые привязываются только к одному хозяину. Шатены – друзья для всех, но и привязанности особо никакой…
На дороге отчаянно шипело и рычало на остановившийся автомобиль нечто такое грязное, что и вид-то трудно определить.
- Ох ты ж маленький… - схватился за голову Кристоф, до потери пульса обожавший своего (точнее, родительского) Бао, далеко не оборотня, обычного кота, но умнющего!.. – К врачу отвезу, дай, на руки возьму, ну как ты так…
Рука превратилась в ошметок под острейшими когтями. Кристоф заочно поставил на золотистость находки. Шатены так не дрались.
- Милый, родной, ты ж тут… - животное зарычало, захлебываясь кровью и попыталось встать. Подвернулась лапа. Зверь прижимал ушки и рычал, рычал, рычал…
Пришлось пожертвовать курткой. Намертво спеленутый зверь сипел, но выбраться уже не мог. Как к врачу такого?
- Хоть в тепле доживешь, - непроизвольно шмыгнул носом блондин и дальше старался ехать поаккуратнее.
Зверь помирать отказывался. Грыз рукав куртки. Хрипел. Плевался то ли грязью, то ли шерстью, то ли собственными внутренностями.
В квартиру дверь пришлось отпирать, положив сверток на пол… куртка тут же поползла, извиваясь.
- Маленький, ну ты куда?..
Они очень живучие. Может, справится, может, грязный только…
Надежды умирали вместе с пропитавшейся водой с шерсти и кровью гостя.
- Дай хоть молочка налью… может, снотворного… уснешь… не будет болеть.
Хрипящее нечто под шкафом к молоку не прикоснулось. Поползло от шкафа к выходу, левая задняя и правая передняя лапы по полу. Клык свисает из пасти на полоске кожи.
- Маленький, котинька… - попробовал Крис еще раз. Кот метнулся с утробным воем, являя миру развороченный бок, стукнулся головой о некстати стоявшую колонку музыкального центра…
…«маленький котинька» корчился на полу, пытаясь подняться хоть на локте. И продолжал шипеть. Кристоф сел там, где стоял. С тарелочкой и теплым молоком.
- Малыш, ты как такой…
По всей видимости, довольно высокий мужчина с разбитым лицом, выбитым зубом и пустым взглядом. Сиамцы никогда до таких параметров-то не вырастали! Очаровательные, тонкие, изящные… в пику всему в угол забивалось нечто откровенно атлетического телосложения. Грязное. Шипящее. Кашляющее.
Отказывающееся помирать. Или уже распрощавшееся со своей кошачьей формой окончательно – иногда были такие случаи, организм, получив серьезные повреждения, полностью переключался на менее травмированную форму.
В жизни Кристофа начался ад.
Оно не ело. Оно воровало еду, любой лежавший в пределах досягаемости предмет. Раздирало, пробовало съесть.
Оно не ходило. Оно ползало на четвереньках, пачкая кровяным боком мебель и приволакивая ногу. Руку вообще берегло.
Оно не просто не подпускало к себе. Оно шарахалось, снося вся, что задевало.
Оно не спало. Оно забивалось в угол и сипело там.
Еще оно пыталось прыгать. На стол, например. С полу. Один раз Кристоф застал подобрашку, скорчившимся на стуле у окна. Любое нормальное животное спрыгнуло бы и убежало? Как бы не так. Он попытался. Шарахнулся, словно забыв, что на стуле ютится. Упал вместе со стулом, пришиб больную ногу, не заскулил – засипел, и отполз, тихо рыча.
Кристоф три раза думал про милосердное «усыпить». Раз даже «помыть» не получилось.
А потом утром, случайно проснувшись совсем на рассвете, увидел грязное чудовище под окошком, на кусочке пола, кое-как освещенном солнцем. Чудовище спало первый раз на памяти Кристофа. И тихонечко плакало, пытаясь что-то бормотать.
Ах да, стоит ли говорить, что оно не разговаривало вообще?..
Милосердные порывы ветеринарии умерли в зачатке.
Вот у Виктора – красивый котеночек. Юрой зовут. Юрочка. Блондинчик золотистый. Утром целоваться тянется – умывать, простите, соню, но Виктор каждый раз превращается в лужицу и выкладывает в инстаграммм пару фоточек своего очарования с высунутым язычком.
«Он у меня маленький такой, чудесный такой, приходи в гости!» - звал Виктор. Кристоф посмотрел на свою квартиру, ставшую руинами… и согласился. Хоть на нормального сиамца глянет. Подарок котенку купил – яркий деревянный конструктор, хоть башни строй, хоть крепости, хоть что… интересно, удастся ли оторвать от игрушки самого Виктора?
И да – додумался оставить коробку не на шкафу. Грохот, рычание, свезенная скатерть в зубах грязного парня с безумными глазами. Рассыпавшиеся по полу яркие деревяшки.
- Я тебе принесу сейчас покушать, - постарался не расстроиться Кристоф. Неблагодарное рычание.
Пока готовил то, что чудовище кое-как ело (какой там корм! каша с хлебом пополам… что в этом вкусного, Крис не понимал), в комнате еще погрохотали.
- Ну и где ты? – устало поинтересовался Кристоф у мироздания.
Мироздание зарычало из-под стола.
- Кушать иди, - дежурно позвал Крис. Поставил миску на пол, подтолкнул под стол. Жалко конструктор. Отличная вещь… была. Разве что собрать да купить коробку отдельно? А красиво бы получилось… что там Виктор! Крис сам сидел на полу и собирал детали. Собирал в башенку с воротами и пристройкой. Из-под стола зыркали и есть отказывались.
- Какую вещь испортил… впрочем, ты мне их уже попортил! – посетовал Крис, оглядываясь, что еще он не нашел из распотрошенного набора. Рядом что-то зашуршало. К ногам Криса подкатился синий цилиндр. Крис сделал вид, что так и надо. – Спасибо, милый. А еще есть?..
Еще ему. Небось опять потрошит тарелку, вывалив на пол и слизывая с линолеума. Хотя чавканья слышно не было. Оно всегда глотало так, словно боялось – отберут! Нет, не так. ОТБЕРУТ!!!
- Ну так что, милый? Больше ничего там рядом с тобой не лежит?
А то, глядишь, он и привыкнет к такой компании. Жаль, пахнет от сиамца… ну как от немытого кота, в общем. Кошарик-бомжарик.
На периферии что-то пошевелилось. Решил выглянуть, что ли?
Кристоф порадовался, что сидит. Грязная когтистая лапа, подрагивая, протягивала ему кубик.
- Давай сюда, милый, - ошалел от совпадения Крис и руку медленно протянул. Кубик откинули, шарахнулись назад, зарычали от стены. Да нет, быть такого не может! Кристоф присмотрелся. В пределах досягаемости сиама лежала еще и балка. Длинный такой параллелепипед. – Милый, вот это еще дай. – Честно говоря, никакой реакции, кроме усиления рычания он не ждал. А воцарилась тишина. Парень пооглядывался, с колен потянулся к детали. Взял. Понюхал. Попробовал куснуть. – Нет, милый. Это тоже игрушка. Давай сюда, родной, а то башенки не хватает…
Оно подползло. На полшага. Но само пододвинулось. И прижало ушки (одно порванное, полосками, словно специально резали, второе в коросте, загнувшееся кнутри), на открытой лапе протягивая деталь.
- Боже мой. Милый. Ты умеешь играть… ты хочешь играть…
Странный звук на рычание был не особо похож. Скорее утробное урчание. Или вой.
Да он же боится! Все эти метания по квартире, рычание в ответ на любой звук, на любой жест…
Крис как мог медленно забрал детальку с мгновенно отдернувшейся лапы. Сиам сидел на краю границы подстольной зоны и поглядывал на Кристофа из-под недостянутой скатерти.
- Красиво получилось, милый?
Сиам выглянул из-за скатерти посильнее, опираясь на здоровую руку и поджимая больную. Крис так и не понял – перебита или сломана.
- И мне нравится.
Игривые ласковые котята. Даже когда взрослые. Это ласковым не было от слова совсем. Но оно хотело играть!
- Милый, мне б тебя хоть умыть…
Сиам продолжал выглядывать. Но хоть не рычал.
И Кристоф решился. Дошел до ванной. Включил воду. Вернулся к облизывающему руки от каши зверю.
- Милый, пойдем со мной.
Рычание. Крис отошел на пару шагов и поманил, похлопал себя по колену.
- Ко мне, милый. Хочешь что-то интересное? Хочешь играть?
Сиам медленно двинулся за Кристофом. Да неужели ж он понимает? На пороге ванной чудовище замерло, принюхиваясь и тихо, встревожено рычать. Крис молился всем, кого мог вспомнить и размешивал в ванной пену.
- Котинька, а ты смотри, что есть. Нравится?
Господи. Оно подползло, потягиваясь и скаля единственный клык под верхней губой.
- Давай с этим поиграем?
Острые когти чуть не по руке мазнули, сбивая пену. Чудовище зашипело, отфыркиваясь от попавшего на кончик носа клочка.
- Ну, иди сюда.
Кристоф чувствовал себя дураком. Залез в одежде в ванну с пеной и зовет туда дикого кота.
Кот подполз к бортику. Потрогал пену. Опустил лапу в воду. Принюхался.
- Сюда, сюда. Смотри, это весело.
Когтистые лапы ухватились за бортик, едва не кроша. Кристоф честно постарался сохранить ласковое выражение лица. Оно действительно не могло встать! Подтянулось, садясь на край. Перебросило здоровую ногу. За штанину перетянуло больную. Осторожно оттолкнулось, опускаясь в теплую воду.
- Ну что, здорово?
Кажется, кот совсем ничего не имел против теплой воды. Трогал пену, принюхивался. Жмурил заплывшие гноем грязные глаза. Крис впервые так близко и долго рассматривал дикаря. И сам чуть не плакал. В каком плачевном состоянии чудесное животное! Шерстка – короткие слипшиеся волосы – вообще черными выглядят!
- Милый, давай умою…
Кот на удивление мирно отнесся к льющейся на плечи воде. Даже более того. Посмотрел на душ в руке Криса - и поднырнул, подставляя голову. Тут же выдернул, правда, фыркая, но сам факт!
- Боже, милый, какой ты умница, оказывается…
Кот умывался. Не облизывался. Умывался, неловко загребая одной рукой пену и воду и растирая по грязной мордочке. Наклонил голову, попытавшись тот же фокус провернуть и с ушами.
- Милый, ну позволь помочь!
Кот вздрогнул. Сжался от прикосновения, заскулил. Не зарычал!
- Ну не бойся меня. Смотри, сколько от этого будет всего… закрой глазки.
Он закрыл. Он понимал! Не разговаривал, шарахался, никакой социализации и сплошная агрессия – но он понимал!
А еще Крис не верил своим глазам. То ли грязь не смывалась, то ли… он отмывал совершенно черного сиамца!
- Родной, теперь глазки. Не открывай, я промою, ты ж открыть не можешь нормально…
Полбеды - голову и мордашку. Жутко симпатичную избитую мордашку. Словно подведенные черным губы и правильные черты лица. Безумно породистое животное.
- А теперь аккуратненько открой, может… ох ничего себе.
Бездонные синие глаза сморгнули раз, другой и очень осмысленно уставились на Кристофа.
Безумно красивый синеглазый брюнет. Да где ж такого вывели? Может, похитили, а он сбежал и дороги домой не нашел?!
- Будем дальше умываться? Видишь, как здорово, когда глазки не тянет…
Обращаться как с котеночком маленьким. Вот только из питомника взял, оно перекинулось первый раз, надо аккуратно, чтобы не пугать…
…ох и дураком он выглядит, сюсюкая с взрослым парнем.
Но дураком или не дураком, а кот давался себя раздеть – истертую жилетку, разлезшуюся под руками Кристофа, порванные джинсы – кот снова забрался на бортик. Да за такую фигуру должны были драться и сражаться! Драный бок, неестественно вывернутая рука, нога подворачивается – это же все лечится!
Вода превращалась в серую. Кристоф подумал, и пробку выдернул. Кот смотрел, уже не рыча, сидел в ванной, не сильно смущаясь своей наготы, и царапал бортик когтями. Царапал. Когтями. Следы оставались глубокие и ровные.
- Милый, где таких дают?
Опять взгляд синих глаз.
- Милый, ты же красавец… тебе бы на выставку…
Предусмотрительно принесенную заранее аптечку Крис подтянул к себе, опасаясь раунда с дракой и рычанием. Но, похоже, кот то ли смирился, то ли доверился – и руку дал осмотреть (вывих, вправленный, видимо - сам!) и перебинтовать, и с ушка коросту перекисью счистить. С боком было сложнее, но перелома ребер Крис не нашел, а потому ограничился мазью с антибиотиком и широким плотным бинтом.
- Милый, футболку наденем? – Кристоф и фуболку принес, и, поопасавшись что сиам не дастся через голову ничего тащить, свою старую кофту, и брюки, и халат, лишь бы справиться с ситуацией!
Сиам вещь забрал. Повертел. Поддел когтем. Полюбовался дырочкой. Натянул сам, введя Кристофа в состояние, близкое к восторгу.
- Милый… а давай попробуем… кхм! – он не планировал, конечно, но раз зверь неожиданно стал таким покладистым... грех не воспользоваться. Соединить ноги парню, натянуть на него белье до края бортика – кот отжался на одной руке как ни в чем не бывало. – Ничего себе… котинька. Теперь шорты.
Точнее, обрезанные Крисовы джинсы. Примерно до колена.
Сиам не возражал. Сиам дергал ухом, с которого счистили коросту и щедро смазали антибиотиком, и молчал.
- Фуф. Вроде мы с тобой заслужили что-нибудь вкусное… - не поверил Кристоф в завершение миссии по помывке чудовища. Впрочем, какого же чудовища?! Очень симпатичного брюнета. Сильного. Весьма гармонично сложенного. - Переберемся хоть на кухню, что ли…
Кристоф только отвернуться повесить полотенце успел – сиам сделал попытку сползти с бортика на залитый водой пол.
- Ой, нет-нет! – едва успел предотвратить катастрофу Крис. Присел рядом с ванной. Погладил разбитые коленки (сколько посуды перебил? А убрать сколько удалось? Остальное вон… на себя собрал, пока метался). – Давай сюда лапки. – Кот попробовал отклониться. Потом дал положить свои руки человеку на плечи. Даже потрогал, не царапая. – А теперь задние… я тебя подниму и донесу. Ты опять сейчас мусора насобираешь, елочка моя котовая.
Сиам оказался тяжелым. Сиам вцепился так, стоило Крису выпрямиться и поднять его в воздух, словно его над пропастью держали.
- Тише, маленький, я тебя не уроню, ну что такое? – снова заворковал Кристоф, как с котенком. Или с Бао. Вот бы Виктору веселья – дружок носит по квартире брюнета своей комплекции. Брюнет дрожит и расцарапывает Кристофу плечи. Правда, до кровати кота Крис героически донес. Ссадил. Потер особо глубокую царапину. У него же еще осталась перекись? – Так, милый. Я сейчас приду. Сиди тут. Место? Понимаешь? Да, ты же не собака… сиди тут, - еще раз наудачу хлопнул ладонью по кровати и пошел было к двери…
…вслед просипели что-то странное и малопонятное. Этакое мяуканье с хрипом. Крис обернулся.
- Я сейчас приду, милый. С чем-нибудь вкусным. Я же обещал? Сиди. Жди.
Брюнет попробовал еще раз. Засипел. Приоткрыл губы, из которых до этого только рычание да шипение Крис и слышал.
- М… ма…
- Сейчас приду, - постарался строго пообещать Кристоф. Неужели подобрашка все же умеет мяукать? И ладно с тем, что не может говорить… Бао тоже не может. Но смотрит так, что лучше всяких слов!
- Ма… ма.
Не споткнуться у Криса успешно получилось.
Привести мысли в порядок, пока наливал молока в чашку (раз все так успешно, может и через край попьет?) и резал сыр. Сыр сиам воровал со стола быстро и качественно. Видимо, любил.
- Мама?
Вот нельзя так людей встречать. Они от этого портятся. Хотя не споткнуться получилось и второй раз. Не ослышался, стало быть.
- Я Крис. Кристоф. Ну какая я тебе мама?
А в животе от холода все ноет. Это каким котенком – ребенком! – надо было выбросить красавца, чтобы он первого позаботишегося начинал так называть?!
- К…кх… сссс…
Пытается, а говорить не может. Неужели поэтому выбросили? Ну что за сволочи!
- Милый, я тебе молочка принес. И сыр. Ты его всегда таскаешь.
- К.. с…
Кристоф вздохнул. Кот сипел, царапал горло и грустнел на глазах. Плечи опустились. Потом покосился через слезы в глазах. Перевернулся уже привычно на четвереньки, подполз, заглядывая в глаза.
- Мама. Мама…
«Я же сейчас соглашусь!» - панически решил взрослый адекватный мужчина. По щеке неуверенно провели языком. Потом вылизали висок и часть прически от виска к уху.
Виктор сильно умилялся, что котеночек его утрами умывает?! Виктора не умывал красивый атлетично сложенный парень на вид чуть не старше самого Кристофа! С когтями, с легкостью снимающими стружку с кафеля! А эти когти, между прочим, сейчас на самом дорогом… кхм… спасибо, не опирается!
- Милый, ну хватит. А то молочко остынет, сыр затвердеет… иди сюда. Иди кушать.
А самому-то как лестно, что кот игнорирует еду и пытается показать благодарность!
- К…х. Сс. Ма…
- Да я уже понял. Мама. Ну какая ж я тебе мама, я ж мужчина? – попытался мягко пожурить Крис. Вот смотреть в эти отчищенные от гноя глаза и не верить, кто за неделю квартиру разнес, усилий не прикладывая, а просто падая со всех предметов мебели… Стоп. Падая. Шарахаясь. Сбивая стол, стулья, тумбочку. – Миленький, да ты что – нечаянно?!
Кот словно в подтверждение потянулся к тарелке с сыром и попытался взять. Проскреб, неловко подворачивая пальцы и подцепил кусок. Донес до рта подрагивающую лапу.
- Милый, что у тебя с координацией?
Сиам жевал, аккуратно слизывая крошки с ладони.
- Милый, дай в глазки глянуть…
Руку вылизали, оперлись о постель и охотно воззрились в лицо Кристофа.
- Господи.
Один зрачок вроде в норме, второй – меньше булавочной головки. И постоянно подрагивают, словно кот оглядываться хочет, да нет возможности. А он-то досадовал на то, что днем из-под стола да из-под кровати не вытащишь «ночного охотника».
- Родной, ты меня хорошо видишь?
Когтистая лапа уверенно, хоть и с явным дрожанием, дотянулась до Кристофа, обвела контур головы и плеча. Господи еще раз. Бедный котик метался по незнакомой квартире в полной дезориентации, ни слова сказать, ни объяснить, как больно и страшно, а у него вообще совести хватило думать про усыпление агрессора!
- Миленький, я тебе завтра витаминок куплю. Чтобы голова не болела. И бок зажил. И лапки вылечим. От солнышка больно не будет…
Сиам что-то захрипел. Потрогал горло. Вздохнул. Улегся, зарычал вполголоса.
- Милый, ты чего? – несказанно изумился Крис. Кот умолк. Приподнял голову. Оскалил единственный целый клык. Ткнулся носом в колено. Зарычал уже громче. Кристоф нефигурально выпал в прострацию. – Ты мурлыкать не умеешь?!..
Да что ж ему такое досталось-то, а?!
Собственно, выяснять Кристоф решил сначала на форуме. Создал аккаунт с сердечками, выбрал женскую аватарочку с котиком и пошел проводить разведку боем. Мол, мне такого мальчика подарили, ай-ай, как ухаживать, куда бежать?
Женсовет форума тут же затребовал фотографию «прелести». Крис ухмыльнулся, полистал инстаграмм Виктора и перекинул фотку кошачьих ушей за занавеской и очень типичных сиамских лапок на подоконнике. Форум умер от умиления. Крис подождал и дополнил: «В такого мальчоночку перекидывается, так и скушаю ж вместо пироженки! А у подружки вот такой живет. Девочки, тоже хочу, где взять?!»
Сиам невероятно мирно сидел на пледе на полу и переставлял конструктор.
- Милый, глянь на меня.
Получилось неплохо. Ни конструктора не видно, ни неестественно подогнутой задней лапы. Только широкие плечи, правильные черты лица и растянутый край футболки.
- М.. ра?..
- Ты у меня очень красивый, - подтвердил Крис, забросил фотку, ожидая второго потока умиления, и пошел ставить чайник.

Кота хотелось постоянно баловать. Кристоф сходил с ума и пытался сообразить – как. Да еще чтобы не напугать. Кот ел хлеб. Ел кашу. Непонимающе косился на специально купленные хлопья и принюхивался. То, что Крис посчитал капризом, оказалось банальнейшим незнанием – сиам даже яйца чистить аккуратно не умел! Раздирал, выцарапывал внутренности, кроша.
- Смотри, родной, - не сдавался Кристоф, показывая, как поддеть скорлупу когтями. Кот смотрел. Пытался повторить. Облизывал свои пальцы и руки Криса. Не умел есть даже вилкой, что говорить про нож. Кое-как орудовал ложкой, вздыхая, поглядывая на человека, но когти в миску не запускал. – Господи. Я хочу убить того, кто с тобой так обращался…
Вернувшемуся с чаем Крису коротко похрипели, показав на ноутбук.
- Да, сообщений много. Наверное, ты у нас всем нравишься, как и Юрчонок, - согласился Крис, открывая ветку форума.
«Боже, фейк, ахахахаха!!!»
«Классная шутка».
«Сними с парня уши».
«Фуу, выбраковку где-то сфоткали и кажут всем подряд».
«Генетический урод. Только размножать не додумайтесь, девушка!»
Обалдевший Крис попытался проморгаться. Его долго, методично и тщательно макали в собственное невежество, рассказывая, как хороши сиамы-золотки (как на первом фото), как распространены шатены (это для обывателей) и как досадно получить в потомстве вот такую выбраковку, фу, как дожил до взрослого возраста?!
Вот уж действительно – КАК. Неужели в вправду бродяжка? Такой умница? Не умеющий есть, мурлыкать, говорить. Четвертый час перебирающий деревянный конструктор. То по цвету, то по форме. Ни шипения, ни рычания. Тихий играющий сам с собой ребенок. Который выглядит на двадцать с лишним лет.
Вот почему принимал обращение как с котенком… котенок и есть. И этот котеночек считает Кристофа чем-то вроде мамы-кошки.
- Милый, хочешь, поиграем вместе?
Весь конструктор тут же оказался перед Крисом. Ни единым моментом не жадный котенок. Кристоф вздохнул. Вспомнил, как читал литературу, собираясь к Виктору в гости и думая, как играть с его золотцем, и поблагодарил небеса. И свою предусмотрительность.
- Смотри. Чтобы построить башенку…

Собственно, проведя своеобразный опрос общественного мнения, Кристоф решил попробовать повзаимодействовать с профессионалами. На консультацию на дому согласились быстро, особенно после «котика машина сбила, лапу приволакивает, но как во вторую форму перешел, так и все».
- Видимо, от стресса… - компетентно проворчал уговариваемый врач. Кристоф вспомнил рычащий клубок и свою куртку, порванную в хлам, и тактично промолчал. – Котенок или уже взрослое животное?
Крис сделал невинную мордаху.
- Лет на двадцать выглядит, а то и старше.
- Это не ваш кот?
- Я ж сказал – сбила машина… - возмутился Крис.
- О, прошу прощения. Я думал – вашего кота машина сбила… хозяев не искали?
- Пытаюсь, - соврал Кристоф. – Но пока ничего.
- А он что говорит?
А вот тут Кристоф сделал совсем невинную и скорбную мордаху.
- А он ничего не говорит… Кажется, он головой сильно ударился, хрипит, но не говорит. Но пытается.
- Действительно, не повезло, - посочувствовали Крису. – Давайте адрес и телефон.
Крис продиктовал.
Сиам сидел на кровати, скалил клык (молча!) и подозрительно переводил взгляд с одного мужчины на второго.
- Кхм… а вы не сказали, что у вас настолько… особенное животное дома…
Кристоф оценил вид кота и приготовленные к драке когти. И сел рядышком.
- Милый, лапку надо посмотреть.
Рычание.
- Милый, я ж тебе только ушко могу обработать хорошо! Вот ушко заживает. А лапка что?
Врач хватал ртом воздух и пытался что-то сказать.
- Сейчас, сейчас, - отмахнулся Кристоф. – Родной, дай лапку свою осмотреть. Ты ж тяжелый, я не могу тебя постоянно на руках носить…
Кажется, врачу грозил обморок.
Кот подумал и выпрямил прижатые уши. Перевернулся с четверенек, подволок вперед не слушающуюся ногу.
Крис торжествующе улыбнулся.
- Пять минут, мы договорились. Осмотрите, пожалуйста. Перелома у него нет, но встать не может…
- Ну держите, чтобы не кинулся…
Крис заломил бровь.
- Ну хм… милый, иди на руки.
Вообще конечно да – то еще зрелище: затащить к себе на колени взрослого парня, который тут же полез обниматься, лизнул в ухо и успокоился. На незнакомого человека шипел, но когтями не махал, пнуть не пытался (видимо, и впрямь травмы нет, не больно) и вел себя почти образцово. По сравнению с тем чудовищем, которое разносило квартиру пару дней назад.
- Скорее всего, от удара повредило нервы… не чувствует, верно?
- Руку просто бережет. Но там ушиб, я как забинтовал, все отлично.
- Ждите полнолуния. Не справится сам… - Кристоф аж нахмурился, но предложения по «уничтожению выбраковки» не прозвучало.
- А что будет в полнолуние?
- Сложно с не-заводчиками… Активируются все силы, которые в организме есть. Сможет – справится. Перекинется в первоначальную форму, восстановится. Нет… ну что ж. Радуйтесь, что вашему, кхм… коту не больно.
Крис порадовался.
И стал ждать.
Виктор вот после первого полнолуния сетовал, что его милый мальчик поперебил тарелки и завалился спать в кладовке. Причем пояснять поведение отказался.
Полнолуние ничего вроде и не творило… сиам, правда, сидел под окном и выглядывал на небо, затянутое тучками.
- Да я тоже думаю – с луной было бы красиво… - поделился Кристоф. А потом начался аттракцион. Полнолуние, говорите? Котики, говорите? А соседей с мини-пожаром не хотели?! Благо, потушили быстро. Благо пока Кристоф возился с «помощью ближним», кот вроде сидел в квартире… вроде.
- Милый, ну я и красивый… - поделился с мирозданием Крис, в начале второго ночи заваливаясь в квартиру, весь в гари и остатках пены от огнетушителя. Квартира молчала. – Милый?..
Кота не было. Крис перемотал в голове события.
Дверь закрывать надо!
Да куда ж он в таком виде…
Только вылетев на улицу, Кристоф понял, что совершенно не в курсе, как позвать сиама. «Милый»? Кис-кис?!
- Это… малыш? Котик, ты где? Кис… кис. Ну блин.
- И кого ж ты потерял, такой грустный, такой одинокий?
Два раза блин. Полнолуние и на зверей в человеческом облике действует возбуждающе.
- Котика своего. Сбежал, пока огонь тушили, - постарался быстро ретироваться Крис. Один против троих – не лучшая раскладка.
- А мы котика нашли…
«Ага, меня», – неоптимистично понял Крис.
- Так ни денег, ни мобильного, - мирно отступил он было назад. – Пока горело…
В грудь толкнули так, что едва удержишься. Тут уже б только бежать, но сетка тупика план вечера рисовала нерадужный. Черт же.
- Итак, с чего бы нам с котиком начать? – издевательски поинтересовались у Криса.
Сверху зашипели.
- А это что там за дрянь? – удивился называвший Криса «котиком» хулиган. – Оборотней распустилось… - в крышу полетела банка. – А ну пшол вон, сука пушистая, если шкура нужна!!!
…банка прилетела в голову дружку. Словно ее отбили с нечеловеческой силой. А следом обрушилась тень. Молча и быстро. Только хруст шеи хулигана и предсмертный хрип.
Кристоф был забыт.
- Во ублюдок!.. – нападавшего попытались ткнуть ножом. Кристоф забыл, как дышать – в кино он такое видел. Выбитый нож, пополам не в физиологическую сторону сложившаяся рука, рукоять в когтистой лапе и лезвие, оставившее голову второго хулигана на позвоночнике и полоске кожи.
- Отстань от меня!.. пошел вон!.. – пытался отползти от темной тени третий. Тень фыркнула. И скользнула вперед, то ли ластясь, то ли падая.
Тихое чавканье.
От такого сбежишь, пожалуй.
Крис тихо опустился на землю, подозревая, что пришла его очередь. А ноги и не держат. Обидно. Интересно, куда ж его котик-то делся?.. Только и горько смеяться.
- Эй… котик… хочешь, я тебе печенья дам?.. – позвал он лакающую кровь тварь. – Знаешь, я ведь тоже своего котика искать вышел…
Тень внезапно оказалась рядом, полыхнула синими глазами (что? нет, что?!), забралась к Крису на колени и уперлась лапами в бедро.
- Дай.
- Держи, - пробормотал ошалевший Кристоф, открывая упаковку печенья, которые его сиам грыз, пока давали. Словно наесться не мог. Тварь утерлась лапой с ножом и принюхалась. И начала Криса вылизывать – щека, висок.
О, нет. Господи. Полнолуние.
- Милый, это же ты? Темно, а ты какой-то… другой.
От вылизывания отвлеклись, посопели носом в ухо.
- Ты не мама. Ты – Кррррриссс.
Господи. Помоги.
- Миленький, ты ходить начал?! – как бы Криса не потряхивало, но он осторожно погладил черное ухо. Целое черное ухо. – Родной, пойдем домой… печенье, конечно, это хорошо, но молочка налить, наверное, тоже надо?..
Нашел котика.
Котик плавно поднялся, потянулся, отщелкнул ножом и сунул его в карман бывших джинсов Криса. Таким привычным жестом.
А у Виктора миленький котеночек, который бьет посуду, и все…
А у Кристофа – красивый черный сиамец, прыгнувший со второго этажа и убивший троих за минуту.
- Надо имя тебе придумать, милый.
- Ма?.. у?..
- Имя. Я – Крис.
- Кррисссс.
- А ты?
Сиам повис у Кристофа на плечах и засопел в шею, торопливо водя языком по коже, ловя пульс. Было бы жутко возбуждающе, если б не кот…
- Милый, ну щекотно же… господи, котинька!
- Мау?..
- Котик. Ты котик. Ты не…
Охренительно хорошо котик целовался. Лапами когтистыми за голову ухватил, лизнул в губы от души, прижмурился, глянул в ошеломленные глаза Кристофа – и притянул к себе, прикусывая клыками губы, гибко и сильно вылизывая десны. Крис забыл, что в ответ делать – только замер и моргать пытался.
- Милый… - попытался выдохнуть Кристоф, едва его чуть отпустили. – Милый, так нельзя.
- Крисссс? Нельзя?
- Милый, я же не кот. Я другой породы…
- Люблю! – заявило чудовище, впилось в губы снова и облапало так, что Крис стон не сдержал. Видимо, этот стон кот и счел окончательной капитуляцией.
- Милый, в душ хоть пусти, я ж грязный… - попробовал Кристоф избавиться от навязчивого недвусмысленного внимания. Кот внял. И пошел следом. Понаблюдал за процессом, сидя на стиральной машинке (Крис понадеялся, что после такого машинка будет работать), счел, что уже проявил достаточно терпения и разделся со скоростью и естественностью профессионального стриптизера или порно-актера. Тело, благо, соответствовало…
- Котик, ты че… - возмутился было не видевший начала действа Кристоф, но был вжат в кафель. Вода лилась по плечам брюнета, черное ухо подергивалось. Кристофа все, за исключением этого уха, в навязчивом партнере устраивало. Ах, да. Кроме уха и когтей, снова снявших стружку с кафеля.
«Он же меня прямо тут изнасилует…» - с тоской подумал Крис. Сиам, впрочем, на насильственные действия не особо замахивался. Вылизал плечи, потискал… и рывком развернул партнера к стене.
«Спасай черных котиков почаще».
- Ты что? Нельзя! – попробовал вырваться Крис еще раз. О бедро отерлись. Влажно, горячо. Крис не умел сопротивляться тем, кто трогает поясницу. Кинк. А тем, кто вылизывает, а?! – Котик, пре…
Котик и не подумал. Измассировал языком ложбинку над ягодицами, слегка куснул и спустился чутка ниже. Крис с тоской подумал, что после такого он даже про изнасилование подумать не сможет. Будь сиам понастойчивее, он бы только рад был, чтобы этот язычок его изнасиловал…
Сиам имел другие планы. В которые входило растирание Кристофа по кафелю под душем. Крис прогибался в пояснице и благодарил судьбу, что котик, в целом, не отличается огромными габаритами, но настойчив и резок так, что дай сил терпеть…
Хорошо, Кристоф готов был признать, что более обалденного спонтанного секса с парнем у него еще не было. При условии неразговорчивости парня. И собственного сомнительного согласия. Сиам жмурился, утирался, брызгал водой на пошатывающегося Криса и являл собой довольство жизнью.
- Чай с печеньками. Молочко. Наивный я… - тихо вздохнул Кристоф и покривился, натягивая белье. Кот одеваться не пожелал и пошел следом. Вот прямо так. Встряхиваясь всей шкурой и регулярно потягивая лапы к спине Криса. Когтями водил. – Только не говори, что тебе мало!..
Сиам демократично промолчал и смел печенье. Посверкал синими очами и полез к устроившемуся Крису в постель. Навис. Лизнул по губам.
- Боже, милый, нет…
«Да!» - заявил предательски организм, стоило коту через одеяло пройтись мускулистой лапой по животу и промежности. Зря белье натягивал. Уберите уши и когти – и у Криса самый обалденный любовник на эту сторону света. Господи, ну это же Крису так (не)повезло?! Нигде про подобные извращения и не упоминалось!!! Кошастенькие между собой влюблялись, обожали хозяев, но как-то платонически! А тут…
- Милый, я с тобой умру… - поделился Кристоф.
- Мау? – охотно отозвался наглец, вылизывая позвоночник от крестца к шее и получая от стонов Криса невероятное удовольствие. Даже сам урчать стал.
- От восторга, - сдался Крис. Пропади пропадом межвидовой секс. – Господи. Все, сдаюсь. Котик, сильнее…
Котик как понял. Сильнее? Крис себя не особо пуританином в плане секса считал, но от собственного утробного воя стало стыдно. Когти на загривке добавляли остроты, а сиам вообще двигался ритмичнее метронома. Снова стал лизать то, что у животных считается шкиркой.
«Это ж кот…» - вяло дошло до Криса. Мыслительные процессы и ритмично двигающийся поршень, пробивающий и массирующий все внутренние органы – несовместимы. Или Крису так показалось. Вон, вспомнил же.
- Да укуси уже, - выдохнул Кристоф, насколько возможно наклоняя голову и утыкаясь лбом в простынь.
- Ма-ууу?
- Кусай. Мяу, мяу…
Клыки, наверное, задели что-то очень нужное и важное с точки зрения активных точек организма, потому что стало слишком-резко-хорошо. Причем до оргазма. Оргазм накрыл через полдесятка кошачьих движений внутри и долгих секунд, пока Крис пытался вдохнуть, расправив легкие. Все в вой ушло.
Ничего. Себе. Выбраковка.
«Только размножать не додумайтесь, девушка!»…
Этот и не спросит.
К утру сиам додумался одеться, стряхнуть остатки подушки и уклубочиться рядом.
- Нет уж, милый, спать, - хлопнул по черному уху Крис, предотвратив очередной раунд поцелуев. Кот фыркнул, но внял. Ухо отбирать не стал, задышал ровнее. Спасибо, господи.

Крис сидел на табурете, пил кофе и думал на тему: хорошо ли любоваться на гуляющего в одних плавках и майке любовника, если любовник – кот? Быстрая оценка повреждений впечатлила – кафель в полосочку, подушка в минус, одеяло в минус… Укус на спине! Расцарапанные бока!
- Милый…
- Мау?
Крис закатил глаза. Кот залез на стол, устраиваясь боком. Просто промо-ролик порно-кино.
- Милый, разговор есть. Даже два!
- Мау! – охотно поддержал беседу сиам. Наклонился и лизнул в нос.
- Первое – лапы, - Кристоф поймал когтистый предмет разговора. Сиам тут же расслабил запястья, позволив когтистым пальцам покачиваться в такт движению рук Криса. Эти когти могут распотрошить кафель. – Лапы не распускать!
- Маааау?
- Лапы. Когти. Нельзя царапать! Точить только об деревья!.. не дома! Не об меня.
- Мау, - согласился кот и полизал собственное плечо.
- Второе… хм. Ходить одетым.
- Аммм?
- Мяу, а не ам… тьфу. Поедем тебе одежду покупать. Кошарик-бомжарик с порно-уклоном.
Вряд ли сиам понял, но кофе у зазевавшегося Криса допил. Благо молока там было столько же, сколько и кофе.
Поведите кота в магазин. Понадейтесь на мирный поход. Сиам производил фурор одним появлением. Сначала – «вау, какой красавец!» Потом – «черная масть?!.. Он же кинется!» Кристоф купил в переходе яркую бандану и голову смеющемуся коту украсил. Сиам стал окончательно похож на хулигана. Посмотрел на себя в витрину и остался доволен.
Брюки?.. Кот уверенно отталкивал от себя все светлое и тяготел к кожаным, черным и облипающим так, что смотреть стыдно. Крис попросил прощения у мироздания и купил.
Рубашка?.. Та же история с поправкой на открытые топы и безрукавки. Согласился на ярко-зеленую, небесно-синюю и алую.
Обувь?.. Кристоф морально приготовился. Сел тихонечко на пуф и стал ожидать итогов похода сиама меж витрин.
- Хочу! – возник перед его лицом кот и предъявил удивительно стильные черные классические ботинки. Крис даже поискал подвох. Не нашел. Отправил мерить. Впечатлился. Кот с довольным видом стянул бандану и потянулся, вызывая у девочек-консультантов восхищенный вздох. Потом началось опять…
- Черный?! Да вы его хоть на поводке бы водили!...
Крис не выдержал.
- Да что ж когда он мелированный в зеленое с синим ходил, проблем-то меньше было?!.. Кот, твои «хочу» меня уже…
- Мау!! – озадачился сиам.
Девочки заметно расслабились.
- Ой, он покрасить попросился? Такой миленький… вы простите, так на выбраковку похож!
- Вернемся домой, промелирую! – пообещал Крис. Кстати, отличная идея. – В какой будем мелироваться, а?
- Мау?
- Красить тебя будем. Шерстку. Пугаешь всех. В какой?
Кот подумал. Прошествовал к витрине с женской обувью, цапнул алые босоножки и ткнул в них когтем. Крису хотелось страдальчески застонать. И засмеяться.
Уйти спокойно все же не удалось. Расплата за мирную покупку обуви явилась в виде двух особ женского полу – гламурной девушки и очаровашки-кошечки, тут же зависших над стразиками.
- Мау, - довольно вежливо поздоровался брюнет, гипнотизирующий взглядом ремень с агрессивной пряжкой.
- Аааа!!!
- Мау?
Кошечка тыкала пальчиком в сиама, прячась за хозяйку.
- Выбраковка!!! Убьет!!! Мама, бежим!!!
- Мау… - растерялся кот от воплей. Крис тоже растерялся. Визг и слезы – это вообще как?!
- Да он не…
- ЭТО ваше?! Уберите немедленно! Я звоню в отлов животных!!!
Кот прижал уши и зашипел. Скользнул вперед, навис над обеими. «Защищает, дурень», - дошло до Кристофа.
- Выбраковка, выбраковка, выбраковка!!! – визжала кошечка.
Сиам наклонился почти вплотную.
Воцарилась сипящая тишина. Сиам поднял губу, показывая клыки.
- Милый, без когтей, - не нашел, как еще привлечь внимание кота Крис. Тот, что удивительно, тут же медленно завел руки за спину. И наклонился окончательно неприлично – губы в губы, дыхание в дыхание.
- Гав.
Сиам, конечно, просто произнес, но впечатление произвел убойное. Кошечка плюхнулась на пол, с рыданием закрывая ладошками промокшую юбочку. Ее хозяйка верещала, что обоих надо в клетке держать («меня-то за что?» - даже оскорбился Кристоф), кот цапнул ремень и поволок к Крису.
- Хочу. Мау.
Покупатель всегда прав.

- Уберииии!!! – дурниной выл со шкафа симпатичный подросток с золотистыми волосами и прической «одуванчик». – Выбраковка! ВИТЯ, УБЕРИ!!!
Виктор пытался поднять челюсть с пола и что-то сказать. Кристоф старательно искал слова покорректнее.
- Мау, - тем временем отреагировал наученный Крисом сиам, показав на алые прядки, веером расходящиеся от черных ушек. – Мау.
- Убериииии!!! Уйдиииииии!!!
- Юрочка, слезь со шкафа…
- Не слезу! Убери! Выбраковка! Урод!
- Юрочка, нельзя так кричать на гостей! Крис, в душе не знаю, что случилось. У тебя классный кошак. Правда, подобрал?
- Угу, - постарался замять тему Кристоф.
- Юрочка, спустись, - продолжал уговаривать Виктор. – Ну как я тебя сниму? Ну иди на ручки!
- УУУУУУУУУУУУУУ!!!!
- Мау.
- Урод!!!
- Маленький, - оценил сиам. Подошел, поцарапал шкаф, снимая стружку. Виктор округлил глаза. Крис шепотом пообещал возместить ущерб. – Иди? – на протянутые руки золотистый котенок отреагировал потоком ругани и шипения, которая, видимо, понималась руганью кошачьей. Сиам огляделся, пристально оценивая расстояние до стенки, стола…
- Вить, шкаф двоих выдержит?
- Чего?!..
- Новый куплю, если снесет… - печально пообещал Кристоф, пока его чудовище, мягко присев, взвилось в свечку под высокий потолок. Шкаф устоял. Котенок чуть не рухнул, шарахнувшись.
- Мау. Маленький. Молочко.
- Убери лапы, паскуда!!!
- Мау, - не согласился хулиганистый тип, перехватывая подростка под живот и прицеливаясь на пол.
Подросток забрыкался, залил шипением всех и, кажется, даже обожаемого Виктора.
- Мау.
На полу жить легче не стало. Брюнета пнули. Ногой в плечо. Щиколотку тут же перехватила когтистая лапа.
- Маленький… - оскалился кот. Навис, игнорируя вой и попытки врезать побольнее. – Мраааа… зь.
Кристоф сам чуть челюсть не уронил. Разнимать?! Так этот махнет лапой – и нет разнимающего.
Золотистый тоже впечатлился. И попробовал сбежать, непредусмотрительно повернувшись к коту спиной. Тут же оказался прижат к полу. Криса подтряхнуло. В аналогичной позе сиам из него веревки вить мог, двигаясь намеренно медленно. Словно в подтверждение, когтистая лапа сдвинула белую футболку почти на шею вопящего мальчика.
- Крис… я за водой сейчас пойду, холодной в брандспойте!
- Погоди.
Кот нависал, но не прижимался, как к Кристофу, не трогал, только тихо и быстро дышал притихшему котенку на загривок. Медленно высунул язык. Лизнул. Крису стало стыдно и в штанах тесновато. Ух как это ощущалось!.. А кот на ласку не скупился вообще никогда.
Золотистый захныкал. Прогнул спинку.
- Крис, это вообще порнография… - вытирал Виктор кровь из носа.
Котенок скреб ноготками по полу, пока на загривке вырисовывали замысловатую фигуру острейшие лезвия чужих когтей.
- Простиии….
Кристоф подумал, что ослышался. Ухмылка сиама ответила – ни разу. Золотистый прогибался, отставляя аккуратную попку жутко соблазнительно и пытаясь дотянуться руками до своего паха. Кот хмыкнул. Выпрямился, подергал ухом на очередной скулеж. И с размаху хлопнул по аппетитно подставленной части тела, практически отшвыривая маленького наглеца прямо к Виктору. Тот кинулся утешать.
- Ты!.. убери! – пришел в себя покрасневший котенок. – Извращенец! Хуже Виктора!
Крис некуртуазно заржал. Виктор обиженно засопел. Потер расцарапанную щеку и с тоской проводил коричневые лапки, скрывшиеся за дверью.
- Теперь я извращенец! – пожаловался Виктор. – Что за убойного питомца ты завел?!
«Еще кто кого завел», - с тоской подумал Крис. Хотелось, чтобы вместо этого мелкого паразита ему так спину вылизывали. Ох, он бы так же прогнулся. Кхм. Будь проклят межвидовой секс.
- Котика. Хоть ты про выбраковку не ори.
- Да ты что! Обалденный кошак… хотя шпана, кажется, отменная.
Шпана воззрилась на Виктора.
- Мау.
Виктор подтаял.
- Ты Юрочку прости, - проникновенно попросил он кошака, присев рядом на корточки. – Он подросток, ты понимаешь, гормоны скачут… Ох какой ты красивый.
Сиам облизнул темные, словно подведенные помадой губы. Прижмурился.
- Мау, - согласился он с воркующим тоном. – Мау… Ви… ?
- Витя, - растаял Виктор окончательно. За дверью сопело мелкое кошачье обиженное нечто.
- Витя. Мау.
- Крис, а если я погладить попробую? – почти шепотом осведомился Виктор, загипнотизированный синим взглядом. А заодно и усмешкой на четко очерченных губах.
- Лучше поцелуй, - пошловато пошутил Крис, мечтающий сбежать в закрывающееся помещение.
- Смешно!
- Да ни разу. Тебя ж твой мелкий умывает. А это… похлеще, - не стал уточнять Крис, насколько.
Виктора, кажется, идея слегка завела. Виктор облизнулся, покосился на дверь, под которой виднелись коричневые лапки.
- Я ж извращенец, - обиженно протянул он и облизнулся снова. Сиам воззрился заинтересованно. – Ну, Кристоф Джакометти, если ты пошутил…
- Мау, - озадачился кот, которого мягко чмокнули в уголок губ. – Витя?
- Ух ты, - тем временем впечатлился Виктор. – Крис, он ворует у тебя леденцы с гранатом?
Крис ответить не успел. Хулиганистое чудовище дернуло слишком любопытного блондина за запястье. Виктор ожидаемо не удержал равновесие и рухнул. Коту на руки.
- Ма-ау, - успокоил тот, усаживая обалдевшего блондина в кольце своих лап. И задних, и предних. – Мау. Витя.
- Ай, щекотно! – зашелся тот, мгновенно выпав из прострации, стоило коту начать вылизывать шею с синими линиями венок. Кристоф замечтал об уединении с утроенной силой. Потому что слишком хорошо помнил, как это – скользящий по шее язык, по венам, по подбородку, когтистые лапы на плече, на бедре, и рваный ритм, когда кот срывался и начинал гнаться за собственным удовольствием.
- Ха. Умывают тебя, терпи! - поехидничал Крис. Уселся рядом, подергал черное ухо, чтобы кот не особо усердствовал.
- Классный, - отдышался жутко боящийся щекотки Виктор. Поерзал, уселся поудобнее. – Сильный какой. Он меня что – не выпустит теперь?
- Не-а, - еще ехиднее ухмыльнулся отчаянно завидующий Крис.
- Тогда принеси ноутбук.
- А это зачем?!
- Ну надо же узнать, почему Юрочка так кричал про выбраковку… с кем-то он же спутал!
Звучало очень правильно. А учитывая регистрацию Виктора на всех мало-мальски имеющих отношение к кошаче-сиамской тематике сайтах, грозило окончиться успехом. Сам Крис так и не понял – только по цвету, что ли?
- Мау, - поделился кот, следивший за мельканием фотографии на экране. Парочка фотографий черных сиамских котят. – Маленькие…
- Мельче Юрочки, - согласился Виктор, автоматически поглаживая лапу на своем животе. – Только не пишут, почему выбраковка… диссертация какая-то… сейчас скачаю.
Диссертация, к ужасу Кристофа и отчаянию Виктора, была по генетике. Все, до чего можно было дочитаться – так это про нарушение где-то там. Ага, за горизонтом. Кот молчал, слегка скучал и время от времени начинал вылизывать кожу у Виктора за ухом, внося оживление.
- Ай-ай… ой… нашел! – возопил Виктор так радостно, что отшатнулись и кот, и Крис. – Вот! «Наиболее существенным недостатком, проявляющимся при взаимодействии рецессивного аллеля с этим отклонением, не оказывающим влияние на доминатный вариант…» - а что, писать, нормально никак?! – «…является, в противовес дружелюбному и покладистому фенотипу наиболее распространенных сиамских пород, откровенная агрессивность и стремление доминировать как над себе подобными, так и над людьми…»
Кристоф кашлянул и непричемно отвел глаза. Виктор посмотрел на когтистую лапу на своем животе. На коричневые лапки в щели под дверью (золотистый упорно подслушивал). На кончик языка, которым сиам трогал клык и край губы, мало интересуясь зачитанными фразами. И выразил общее мнение по поводу ситуации:
- Ну ни фига себе…
Крис был заранее и полностью согласен.

Обзорам:
[*/CODE]

@темы: авторская проза, Yuri!!! on Ice, PWP, NC-17

URL
Комментарии
2017-03-27 в 13:31 

Estreya
Я - українка! // Якщо все сіре і кольору бракує - тоді біда... Хіба що намалюєш! (с)
Очень интересная идея! Очень захватывающе. Автор молодец! :red:

2017-03-27 в 14:51 

Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Половину идеи смело отдаем авторам додзи)))

Автору фанфика прррриятно. Мау.

URL
   

Кошачий чай и кошкины чаяния.

главная