Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Название: Серые тени прошлого
Автор: Тайо
Фандом: Yuri!!! on Ice, АУ с танцами
Рейтинг: PG-13
Жанр: hurt/comfort, ER, дружба
Персонажи/пейринг: ОМП (Стефан Ланге) / Виктор Никифоров, Георгий Попович
Саммари: У всех людей в прошлом есть темные пятна. Даже у обаятельного Стефана. А у Георгия прошлого нет, только серые тени, которые он не желает впускать в новую жизнь. Драббл-зарисовка к АУ с танцами.
Примечание: Хронологически - продолжение фанфика "Даже если рухнет весь мир, - танцуй" - ficbook.net/readfic/5432422. Является связанным произведением с фанфиком "Интриги" - ficbook.net/readfic/5454387, и драбблом "Espiritu" - ficbook.net/readfic/5441056
Георгию, напоминаю, - 18, Виктору - 20, Стефану - 28/29.

- Доброе утро, - здоровается он. Улыбка сама собой расплывается – Стефану он рад всегда. Хотя Стефан на него мало внимания обращает. Каприз его принца, прихоть Виктора. Оказывается, случайно выживший в катастрофе сын старых друзей Якова Фельцмана. Сам он этого не помнит, и, если честно, не хочет слышать от мрачного старика попыток пересказать прошлое. У него есть настоящее. Есть Виктор, увлеченный иногда совершенно безумными идеями, Виктор, которому нравится детализация костюмов, Виктор, которому безумно нравится его наряжать. А он-то и не против. И танцевать с Виктором он не против. Только устает быстро.
- Это пройдет! – встряхивает белой гривой Виктор. – Юрка, ты только не переутомляйся, ты у меня и так чудо.
Чудо – так чудо. Зато сидеть и смотреть на Виктора можно сколько захочется. А потом попробовать повторить.
Еще у него есть Кристоф. Патока, болото, пропасть под обманчивой ряской. Ни разу не пугающее сочетание, как на проверку. Кристофа можно отодвигать в сторону открытой ладонью, если лезет с поцелуями. А можно – он попробовал недавно – кончиком указательного пальца по носу. Виктор как увидел, подавился тем, что ел, заявил, что за такое зрелище надо душу продавать. Кристоф демонстративно обиделся, утащил «объект» в уголок и заявил, что пока некоторые руки не вымоют, не отдаст. «Объект» - то есть он сам – не особо сопротивлялся, скорее, сам ноги поджал, позволяя себя уволочь – ну не через плечо ж перекидывать!.. Кристоф, кстати, единственный, кто умудряется его поднять без особого напряжения. Впрочем, Виктора он тоже может поднять. Только Виктора, посвистывая – именно что через плечо, под громкие вопли, брыкания и результирующее падение с разбором, где чьи руки, ноги, прочие части тела.
Спрашивается, зачем ему какие-то странные, серые тени, о которых говорит Фельцман?..
Стефан еще есть. В его новой реальности.
И у Стефана сейчас усталые глаза.
- Доброе, Георг.
- Виктор ушел утром, куда – не сказал, - непроизвольно продолжает улыбаться он. – Вы ведь Виктора хотели видеть?
- Хотел, - соглашается Стефан. – Ну не судьба. Ладно. Вернется – скажи, кто заходил. Просто так.
Как-то не очень вяжется. А еще он помнит, что в первую встречу Стефан совершенно спокойно остался ждать хозяина дома в отсутствие этого самого шебутного хозяина.
- Вы не останетесь?
Развернувшийся было к выходу Стефан пожимает плечами.
- А смысл? Принц может явиться через пять минут, а может - к вечеру.
Тоже верно.
- Просто мне кажется неправильным не предложить вам подождать Вика здесь.
И немного неловко. Он со Стефаном не оставался наедине с того времени, когда пытался прийти в себя в темной комнате. Тогда было все равно. Тогда Стефан был просто… собеседником. Или щитом. Сейчас неловко.
- А сам-то хочешь, чтобы я остался?
Он отталкивается от перил, выпрямляясь и спускаясь со второго этажа вниз, к Стефану.
- Хочу. У вас такой усталый вид… если я вас отпущу, будет неправильно.
Как-то он не привык замечать, что Стефан ниже. Настолько ниже. И смеется легко, не смущаясь разницей в росте. С ним самим, с Виктором, тем более - с Кристофом.
- Так хочешь или «будет неправильно»?
Самая естественная реакция на такой допрос – растеряться, а у него - Виктор и Кристоф как самый близкий круг общения.
- Вам кофе или завтраком покормить? – попадает он в тон. – Вик выяснил, что я умею готовить, и теперь эксплуатирует. Мне пока нравится.
- Предложение, от которого невозможно отказаться.
А он и не рассчитывал на отказ. У него Виктор и Кристоф как образцы бытового шантажа ежедневно.

Все же несколько непривычно находиться в помещении не в одиночестве, и при этом… в тишине. Виктор с места болтал о чем угодно. Кристоф заигрывал или ворчал на Виктора в целях опять-таки заигрывания. Тишины, в общем, с ними не было никогда. А Стефан – молчит. Кстати, ни Виктор, ни Кристоф помощи не предлагали. Только по уничтожению неликвидных обрезков из-под ножа.
- Нет, не нужно, - коротко встряхивает он головой. – Так странно… нет, непривычно просто.
- Что именно, Георг?
- Тишина, - делится он наблюдением. – Если ребята рядом, то всегда шумно.
- Если не возражаешь, я бы предпочел помолчать.
- Мне нравится тишина.
Просто непривычно. Второй раз он этого не произносит. Да и Стефан молчит, рассматривая что-то за окном, рассеянно, устало. Даже не сразу реагирует на пододвинутый к нему завтрак.
- О… благодарю.
- Не обожгитесь. А то за Виком водится.
«Даже не надейся!» - провозгласил бы Кристоф. Стефан просто кивает.
- К моему глубокому стыду, признаю, что такие таланты я бы тоже нещадно эксплуатировал.
- То есть, вкусно? – переводит он в понятную формулировку.
- То есть, да. Сложно с моей манерой изложения информации?
Он пожимает плечами.
- Пытаюсь угадать, с чем связано. Для меня английский тоже неродной… с тем, что вы из Австрии?
- С личными особенностями характера.
- То есть, вам нравится так разговаривать.
- Скорее, привык, - интересно, это Стефан такой голодный был, или привычно поддерживает любую беседу? Хотелось бы первое. – Могу подстроиться под любой стиль общения, если тебе будет проще.
Он жмурится, кивает.
- Я слышал, как вы… ммм… подначивали Криса. Это было очень… высокопарно.
- Хм. Это где ж принц был в этот момент? Он мне обычно после третьей такой фразы рот зажимает.
- Виктор? Вик на фейерверк смотрел.
- Тогда не удивляюсь.
Вообще удивительно, что Стефан позволяет себе в прямом и непереносном смысле рот зажимать. А Виктору и нравится, это ж видно.
- А если… что-то обратное? Вы бы смогли?
- Переформулируй вопрос.
- Ммм… сленг, жаргон, разговаривать не грамматически правильно?
Все же у Стефана усмешка усталая.
- Без проблем. Неужели так хочется?
Не то, чтобы хочется, просто очень интересно. Все интересно. Как Виктор танцует, как любезничает Кристоф. И то, как может разговаривать этот серьезный мужчина с черными глазами, которого Виктор с легкостью способен поволочь за рукав в любом направлении. И Стефан пойдет.
- М…
- Любопытный. Я угадал?
- Угадали. Извини. Угадал.
Сложно же его называть на это разрешенное и предложенное «ты».
- Скорее всего, восполняешь недостаток информации и провал в памяти. Несколько некомфортно, верно?.. Ничего. Если хочется чего-то нового, никаких проблем.
- Спасибо. Совестно как-то вас… м, тебя… такими глупостями мучить.
- Совершенно не мучаешь. Кормишь зато.
Стефан умеет подмигивать? Или специально так делает? Но это весело.
- Да ладно вам. Поесть вы бы и дома могли.
- Далеко не так вкусно. Так на какую тему?
- О… что?
- На какую тему с тобой пообщаться, цитирую, «не грамматически правильной речью»?
А вот это уже – особенности изложения информации! Не «о чем поговорить», а – вот так. А ему нравится, если что.
- Я не думал, - честно он сознается. – А я могу вас… тебя!.. спросить, что так утомило? Выглядите усталым. Очень.
Стефан пожимает плечами.
- Полночи шкерился по местным кабакам.
- А, что?.. – наверное, у него глаза огромные. «Шикарные, колдовские», - в таких случаях говорит Кристоф и не выпускает из рук вообще никуда. – В смысле…
- В смысле, полночи провел в заведениях с сомнительной репутацией.
Единственный вопрос, на который хватает его прибитой к полу фантазии, так это – «а зачем?!» Стефан не выглядит человеком, полночи выпивавшем в кабаке. От него вообще алкоголем не пахнет.
- Работа такая.
- О… не спрашивать, что за работа?
- Не спрашивать. Не нужно оно тебе.
- А Виктор… Виктор знает? Или ему тоже не стоит спрашивать?..
«Или мне у него», - остается непроизнесенным, но подразумевается.
- Принца такие проблемы слабо волнуют.
«Виктор не знает, и тебе не стоит», - читается в спокойном тоне. В общем-то… он и не против.
- Простите. Если лишнее спросил.
- Не успел пока. Но ответ на твой вопрос – ночью не спал, полночи провел в заведениях, к отдыху не располагающих. О… ты хотел не грамматически правильно… хм.
- Не надо, вы устали, а я к вам со своим любопытством. Прости, Стефан.
Может, он и научится использовать только это самое «ты», а не путаться через слово.
- Мне совершенно не сложно. Но ты аристократ, я подстраиваюсь под твой стиль общения. Понимаешь, Георг?
- Понимаю, - подождите, а разве Стефан… - а вы, кхм, ты разве нет?
- А что, похож?
«Больше, чем некоторые!» - хочется ему возмутиться. Уже успел полюбоваться на некоторые образчики компании, к которой формально принадлежит Виктор. И с которой Виктору скучно, откровенно скучно, «боже, Крис, пойдем уже отсюда!»
- Ты чудесный.
- Просто слышу интонации Кристофа.
- Вот почему Яков вас так не любит… Тебя. Я думал, просто потому, что вы настолько старше Виктора, - признается он. Стефан подмигивает снова, посмеивается.
- Потому что гениальный Виктор Никифоров ближайшим своим кругом общения выбрал Кристофа, и это все бы ничего, только безобразничают они вместе так, что их наставникам капель сердечных в промышленных масштабах не хватает. Особенно старику Якову, который с ума сходит, видя, как его воспитанник половину времени проводит с кавалером в два раза старше, и это опять бы ничего с натяжкой, да у кавалера происхождение фору у любого предмета мебели попросит. И все равно проиграет.
- А вы не просите фору. Вам не нужно.
- Ну надо же. И отчего, позволь полюбопытствовать?
- Просто не нужно.
Стефан кивает. Видимо, соглашается, что разговор можно и закончить.
- Стефан…
- М?
Вот сейчас будет… неожиданно, да? У него Кристоф и Виктор как образцы ежедневного общения.
- Вы сказали, что не спали всю ночь. Оставайтесь. Когда Виктор придет, я вас разбужу.
Виктор же интересовался, а не ночевал ли его кавалер здесь в его отсутствие? Вряд ли он будет против, если Стефан останется днем.
- Неожиданно, - признается Стефан. – Уверен в том, что предлагаешь?
- Абсолютно. Вы же знаете расположение комнат?.. Хотите, поднимусь к вам, когда посуду вымою?
- Ты уже за меня все решил. Очаровательно.
- У меня Виктор и Кристоф ежедневно, - произносит-таки Георг риторическую отговорку. – Я с ними иначе не могу!
- С ними иначе и нельзя, - соглашается Стефан, поднимаясь. – На твое усмотрение, Георг. Хочешь – поднимайся. Вряд ли разбудишь.
С посудой он намеренно долго возится. Не то, чтобы не хотелось подняться… не хочется будить. Но если гость всю ночь был занят напряженной работой, пусть какой-то странной, – то уже спит, скорее всего. И все равно он старается не шуметь, притворяя за собой дверь.
- Стефан, это я, - тихо произносит Георг, заметив, как едва заметно сдвинулась рука к подушке. – Разбудил?..
Никакой реакции больше.
Что ж у него за работа с такими рефлексами?.. «Не нужно оно тебе».
«Не нужно», - соглашается он сам с собой. Садится на край постели, какое-то время смотрит на спящего.
- Ты же не будешь против? – скорее риторически, нежели желая ответа, интересуется он уже у тишины. Тишина не отвечает. Тишина вообще благосклонно относится к тому, что он устраивается рядом, медлит – и сворачивается клубком подле спящего. Виктор и Кристоф – это его реальность, которую ни за что он бы не променял на какие-то серые тени, которые хочет ему насильно вручить Яков, называя «прошлым».
Просто кого-то старшего, кого-то взрослого в этой реальности отчаянно не хватает.

- Юрка, я дома! – извещает хлопок двери и радостный вопль. – Ю-ууур!
Проснуться сложно. В основном потому, что не хочется открывать глаза, не хочется выбираться из-под тяжелой ладони на макушке, ох, когда Стефан успел, и вообще – странные у него рефлексы!
- Никто меня не любит, никто не встречает? – игриво интересуется тем временем Виктор, громыхая обувью. Ну хоть переобуваться стал, а не в заляпанных грязью сапогах по коврам! – Юркааа…
- Сейчас, - ворчит он, все же поднимаясь. Странно, что от таких воплей Стефан не просыпается. Привык уже игнорировать принца своего, что ли?..
И вообще, у него сегодня перила на втором этаже – любимая площадка обзора.
- Иду, Вик, - зевает он. Блондин оборачивается от проема кухни, машет рукой.
- О, Юрка. Эти глазки как из сказки… сонные, аж страшно!
Сонные, сонные. Пока Виктор что-то удовлетворенно ворчит, обнимая, удается еще раз зевнуть.
- А чего это ты днем спишь? – неожиданно начинает беспокоиться Виктор. – Юра!
- Не кричи ты так… - зевает он снова. – Стефан…
- Что – Стефан? – окончательно округляет свои «глазки как из сказки» Виктор. – А Стефан-то при чем?
- Не кричи так, Стефан спит, я хотел с ним посидеть, меня тоже отключило, - в одной фразе умещает историю, причины и требования Георг. Виктор загорается улыбкой и срывается с места.
- Надо будить!..
- Вик, погоди!
- Ась? – оборачивается уже с верхней ступеньки первого лестничного пролета блондин.
Знает он, как Виктор «будит». С размаху на кровать прыгать, дальше по обстоятельствам!
- Вик, это… - запинается он с выбором способа предупредить. А может, Виктор и в курсе? – У Стефана что-то под подушкой. Но ты бы не прыгал, а?
«Сокровище нации» отмахивается и взлетает на второй пролет, свешиваясь через перила.
- Нож у него под подушкой, Юр, - информирует Виктор, весь – контраст озорного прищура и серьезного тона. – Так что я буду не прыгать, а вопить с порога! Тоже действенный способ…
Как вообще с такими жить, а?..
..и ни на какие серые тени призрачного «прошлого», о котором все пытается толковать Фельцман, эту реальность Георг променять не согласен.

@темы: авторская проза, Yuri!!! on Ice