Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Название: Ведьминско-придворные милости.
Автор: Тайо
Фандом: Yuri!!! on Ice
Рейтинг: PG-13 | R (почти дотащено)
Персонажи/пейринг: Кристоф Джакометти | Виктор Никифоров, Кристоф Джакометти / Георгий Попович
Саммари: Почти сказочное АУ. Хотя, наверное, можно и описать и как кроссовер с событиями балета "Спящая красавица". Георгий, уже традиционно, - Карабос. Кристоф и Виктор придворные короля Флорестана.
Комментарий: По тексту и восприятию образа ведьмы Карабос отсылка к постановке балета «Спящая красавица» Жан-Гийома Бара, который решил объяснить причину странной неприязни злобной феи к принцессе Авроры — он придумал краткий предпролог, из которого становится ясно, что отец новорожденной малютки, король Флорестан, давным-давно силой отобрал у тогда еще молодой и беззащитной волшебницы ее земли. С тех пор несчастная и бездомная Карабос скиталась по свету, и на крестинах принцессы решила отыграться на ни в чем неповинном ребенке.
По визуальному образу самой Карабос - отсылка к постановке Начо Дуато в Михайловском театре, pp.vk.me/c636426/v636426732/4a517/vS2MDjzCnl0.j.... Подробнее про эту постановку - в дневнике, lostalvar.diary.ru/p211718433.htm
Комментарий 2, авторско-жизненный: если в жизни все плохо, все болит и прочая, что мы делаем?... Мы эксплуатируем любимую тематику...
Часть 1, 2 - lostalvar.diary.ru/p212655900.htm.

Виктор приезжает, как всегда… не то чтобы не вовремя, но у точно не-тогда-когда-его-ждали. Кристофу известна примерная дата, Кристоф уверен, что Виктор не станет тянуть, и все равно Кристоф каждый раз откладывает необходимость рассказать Георгу о ревнивом платиновом нашествии. Без сомнения, репутация Виктора хорошо известна Карабос, посещавшей хотя бы один бал сезона, но одно дело – наблюдать издалека, и совсем другое…
Виктор приезжает на день позже, чем планирует, и на три дня раньше, чем его ждет Кристоф.
- Я схожу с ума, - накануне вечером говорит Крису ведьмак. – Я не калека, что за глупости? Ездить верхом с такой незначительно травмой несложно!
Крис спорит, Крис отговаривается заботой о госте, ведьмак притихает, но встряхивает головой и негромко напоминает, что лошадь застоялась. Крис сдается.
- Только если она у тебя обучена ходить под обычным седлом.
- Обучена.
- Ммм… утром или вечером?
- Если вечером, то сегодня, - щурит синие глаза наследник Карабос, заставляя Кристофа тяжко вздохнуть. Попробуйте отговорить такого от прогулки верхом! Характер далеко не марципан, да Крис и не ждет таких подарков от того, кто с пятнадцати лет живет один в заброшенной приграничной крепости. И так характер удивительно покладистый. Для ведьмы.
- Ну завтра, завтра. Утром. Георг, пожалей меня!
- Тебя?..
- Что я стану делать, если ты упадешь еще раз? Позор, за гостем не присмотрел!
Ведьмак морщит нос и скрещивает руки на груди.
- Сейчас подумаю… будешь каждый раз снимать с седла калеку?
Крис дежурно приходит в восторг от отдающей грубостью шуточки и округляет глаза.
- Милый, можно я буду снимать с седла тебя каждый раз без необходимости уточнения про калеку?
- Можно.
- Вот и договорились, - довольно урчит Кристоф, ловит за руку, кружит, притягивает к себе. – Посидишь со мной?
- Зачем?
- Просто так. Майкл так не делал?
Это, пожалуй, немного подло – когда нечего сказать, вспоминать погибшего брата Георга. Но Кристоф Джакометти, не считая себя плохим человеком, совсем не отрицал легкой склонности к интригам и шантажу – не выжить при дворе кристально чистым людям с хрустальной душой. И своего следует добиваться любыми способами. Даже такими.
Собеседник задумывается.
- Просто посидеть… нет… когда к Майклу приезжали друзья, я иногда к ним спускался. Просто посидеть.
- И? – подталкивает Крис мысли в нужном направлении.
- Было неплохо. К тебе тоже сесть на колени?
Подтолкнул, называется. Держись покрепче на поворотах, Кристоф Джакометти.
- Майкл звал? – продолжает он эксплуатировать опасную, но продуктивную тему.
- Нет, редко. Его друзья. Им нравилось, что ведьма с ними проводит время. Баловали.
Спасибо тем людям, которые хоть как-то этого красавца баловали! Кристоф жмурится от предвкушения.
- А ты сядешь?
- А есть причины отказать?
Самое время округлить глаза, посверкать проникновенным кошачьим взглядом, прижать руки к груди.
- Отказать мне, госпожа?! Как вы жестоки…
- Заканчивай уже меня так называть.
- А то что? – охотно дает поймать себя в ловушку Кристоф.
- А то получишь то, что так старательно зовешь.
Вот если честно, жутковато звучит. Хотя и тем обликом Кристоф очарован не меньше. Но если с парнем он уже понял, как сладить, то как добиться благосклонности от ведьмы Карабос…
- Кристоф Джакометти! Не делай вид, что ты еще спишь, когда я приехал!
Крис сначала кидается к воротам, где переступает с ноги на ногу серая лошадка, весьма меланхолично отнесшаяся к воплям всадника, и только потом понимает – пришла катастрофа. Они же именно утром собирались с Георгом…
- Воу-воу, ты не спишь? Неужели лег раненько, или не с кем было?
Дорогое мироздание, это Виктор. Виктор, а это мироздание, оно в шоке, ну не надо так орать… все отвыкли за полгода.
Кристофа впечатывают в стену, жадными объятьями, алчным поцелуем, собой, всем, смотри, чувствуй, я скучал…
- Виктор, на секунду, я должен…
Виктор встряхивает головой, хватает за руки, целует, не оторваться никак, тянет чужие руки себе на талию, вцепляется в плечи Криса снова. На талию… конечно, как же, Кристоф медленно теряет голову, ладони уже привычно съезжают ниже, ты ведь много часов провел в седле, ну три как минимум, пока ехал ко мне? Виктор выдыхает, замирая – от ласк его всегда ведет почти мгновенно, а Крис рад обеспечить любовника всем, что тот так любит. Разве можно обойти вниманием эти чудесные ягодицы, жесткое седло – совсем не то, что им хотелось бы чувствовать, верно?
- Ниже, - выдыхает Вик. Тихо стонет от удовольствия и прогибает спину. Особая форма удовольствия – напроситься на эротический массаж сразу после долгой поездки верхом. Еще – по внутренней стороне бедер, но ягодицам Виктора достается намного больше. – Сильнее…
- Потом будешь возмущаться, что я наставил тебе синяков.
- Не буду, - мотает головой блондин. – Ах, как хорошо…
- Ммм. Дай-ка угадаю. Некому было…
- А, заткнись, - ворчит Виктор со стоном и впивается в губы откровенным, глубоким, вожделеющим поцелуем. Криса слегка встряхивает. Это так похоже на «уймись, придворный».
- Виктор, секунду, мне нужно тебе сказать…
- Романтично, я тоже, отведи, отнеси меня в кровать, или утром у тебя уже не встает?
- Да нет же, в смысле – тоже люблю, да, пойдем, но секунду!..
Виктор мурлычет, прогибаясь сильнее. Оглядывается шало и пьяно.
- О, Крис, ты приготовил мне сюрприз? – игриво тянет Виктор, прикусывая край чужого воротника. – Какой красивый. Люблю твои сюрпризы… он сам так одевается или ты одел его так для меня?
Кристоф, уже предвидя, кого может увидеть, обреченно скользит взглядом за тем, куда указывает любовник.
- Виктор, он не сюрприз, подожди, выслушай…
Синие глаза смотрят на целующихся мужчин без отвращения, без заинтересованности. Но с досадой. А потом ведьмак мелодично и негромко свистит, подзывая свою лошадку.
- Черт... Георг, подожди! – предпринимает Крис последнюю попытку утихомирить Виктора и остановить катастрофу.
- Хорошего дня, Кристоф, - безэмоционально и вежливо желает брюнет. И взвивается в седло – с земли, не используя стремена, Крис морщится и стонет, словно это у него больное колено. А лошадь уже летит вперед, за ней остается только проследить.
- Твой новый фаворит? – с живым интересом интересуется Виктор. – Одобряю твой выбор, всегда с одобрением относился к твоим фаворитам… какой темпераментный!
- Он не…
Если уж кто тут темпераментный – то это вот этот вот платиновый блондин, уже готовый ко всему, уже желающий всего и немного сверху, тянущийся за поцелуем и целующий сам – требовательно, властно, не сметь отворачиваться. Кристоф сдается, отвечая, но вот не вспоминать того, кто сидел у него на коленях и целоваться не умел совершенно, - не может.
- Знаешь, о чем я вспоминаю?
У ведьмака глаза синие-синие, да и сидит он вполне себе спокойно, уложив для равновесия руку Кристофу на плечи и обводя пальцами второй руки перламутровые пуговицы на чужой жилетке.
- Скажи. Я умею колдовать, а не читать мысли.
- О том, как после грозы одна промокая, но счастливая женщина согласилась с тем, что один настойчивый придворный заслужил ее благосклонность.
Георг коротко хмыкает.
- Ты хочешь еще?
- Ммм. Да, – решает пойти ва-банк Кристоф. К губам прикасаются раньше, чем он успевает понять – но лишь прикасаются и отстраняются снова. Кристоф обиженно вздыхает. – Под взглядами всего светского мира королевства ты целовал меня дольше. А здесь – совсем никого…
У брюнета жесткие губы, обветренные, царапающие. Да и не целует он, по мнению Криса, - дразнится. Касается губами, чуть отстраняется, наклоняется снова…. К скуле, снова к губам. В общем-то, невероятно приятная и милая игра, но Кристоф всегда желал большего из возможного.
- И это все? Не хочешь быть хоть немного... настойчивее?
- Не понимаю. Укусить?
Нет, Кристоф по большому счету не очень против, но…
- Зачем укусить?! Какая злая ведьма сидит у меня на руках!
- Сейчас дозовешься, придворный.
- Ой, нет-нет, - притворно пугается Кристоф и закрывает один глаз. Лукаво так.
- Тогда не понимаю.
Крис считает, что с ним заигрывают. Крис улыбается и кончиком языка касается губ.
- Тогда позволь, я покажу тебе, что мне нравится, а ты уж решишь, сойдет это за благосклонность или нет…
- Покажи.
Пока он неторопливо обводит языком контур чужих губ, Крис еще уверен – это какая-то интересная форма игры. Не поддаваться? Заставить угадывать? Все прекрасно. Но когда брюнет утирается рукавом, в голове бьет набат.
- Зачем ты это сделал?
Кристоф ошеломленно распахивает глаза.
- Это ведь приятно!
- Слабо представляю, что в этом может быть приятного. Мокро.
«Не умеет?!» - пытается провернуться в голове какая-то отчаянно заржавевшая шестеренка. – «Никогда не пробовал?!»
- Ммм… всем разное нравится, - пытается реабилитироваться Крис. Обаятельно улыбается. – Нет, тебе так неприятно?.. Давай, я покажу что-то еще. Приоткрой губы, чуть-чуть, ну же…
Единственное, что более-менее Кристофа утешает – так это то, что ведьмак сидит вполне спокойно. Пару раз скомканная ткань жилета Кристофа совсем не в счет.
И да – второй раз не утирается. Обнадеживает.
- Неужели так тоже плохо? – горюет Кристоф. Если Георг из тех людей, что не любят поцелуи… будет грустно.
- Терпимо. Неприятно, факт.
Спасает Кристофа случай. В виде попавшейся на глаза виноградной грозди.
- Давай сыграем, - предлагает он, прожевывая пару ягод и подкидывая третью в руке. – Попробуй у меня отобрать. Или выпроси. Только без рук!
- Укушу – сам выронишь, - цинично комментирует брюнет, но наклоняется, пробуя забрать угощение из сжатых зубов партнера. Крис позволяет. Одну, вторую, третью. Оказывается, научить ведьму целоваться довольно несложно. Сложнее объяснить, что это приятно без дополнений… но ведь можно не торопиться?..
Виктору не нужны дополнения. Виктор сам – желание, требование, претензии и удовольствие в одном комплекте, чтобы заслужить, нужно постараться. Кристофу достается все и сразу – как снег на голову.
«Бери», - требует Виктор, выгибаясь в дугу, сделавшую бы честь любому пациенту психиатрической клиники с истерией.
«Даже не думай воспротивиться», - предупреждает Виктор, едва успев отдышаться, залпом выпивая протянутое шампанское. За приезд, за него, за встречу… бокал остается на полу, Кристофа утыкают в подушку. Требовательный платиновый ураган. Воспротивиться? О чем речь? Крис замирает, стараясь хоть немного поддержать чужую игру – Виктор смеется, позволяет шампанскому капать на спину любовника, с силой давит на ягодицы, разводя. Кристоф морщится, когда алкоголь скатывается, обжигая. Немного неприятно, но как дополнение – отлично…
- Как вздрагиваешь. Неужели никто за полгода...
- Ждал только тебя. Какая же оргия без Виктора Никифорова… ммм…
- А твой новый фаворит? Выглядит вполне способным уткнуть тебя за шкирку в стол. Или еще куда-нибудь.
Кристоф возмущенно встряхивается.
- Георг ласковый, не в пример некоторым!
Если честно, Кристоф сильно опасается, что Георг уткнуть-то может… только убьет потом, а не сделает то, на что Виктор недвусмысленно намекает.
- Это которым некоторым?
- Это которые… ахх… хотят надо мной поиздеваться, а не заняться сексом!
- Не знаю таких, - заявляет Виктор. По настроению – терпеливый, внимательный, любящий пожестче, вплоть до отметин, которые надо утром думать, как прикрыть. Это чудовище какое-то, а не соскучившийся любовник. У Кристофа кружится голова, Кристоф совсем не желает, чтобы чудовище переключало свое внимание на кого-либо еще. Слишком шикарен в постели. Или в любом месте. Куда приведет обоюдная фантазия.
- И все-таки… я голоден, - выдыхает Виктор, проводя ладонью по спине Кристофа, медленно собирающего сознание в приемлемую форму.
- Тогда поднимайся и команду парадом сам.
- Какой гостеприимный хозяин у этого дома…
Крис морщится, понимая, что ходить будет… ладно, ходить еще ничего, но в седло!
- Хозяин этого дома чувствует себя порванной на клочки тряпочкой.
- Только не говори мне, что ты стареешь. Ты же младше меня!
- Я тебе говорю, что ты ненасытен, как инкуб. Или суккуб. Не разбираюсь. А я простой смертный.
Виктор мурлычет, принимая комплимент. Тянется с поцелуями, извиняется за грубость, ну в самом деле, он же соскучился до чертиков!
- Я как бы тоже ждал… - соглашается Кристоф, с трудом сгребая непослушное тело с кровати. – Виктор, если ты хочешь есть, спать, ванну, командуй парадом сам. Тебя тут уже знают, как члена семьи… да прекрати ржать! Да, после пары оргазмов я куртуазен, как никогда… черт, вообще-то больно!
- А тебя куда понесло? – интересуется отсмеявшийся блондин.
- Парня поищу.
- Того чарующе симпатичного брюнета? Поищи и приводи. Люблю знакомиться с твоими фаворитами.
- Виктор, да он не!..
В Кристофа летит подушка. Как вообще можно быть таким бодрым, а?! Непорядок. А исправлять некогда.

А где искать ведьму? Кристоф вот не знал. Выбрал направление, да на землю поглядывал, отмечая свежие следы копыт, спасибо дождям. И так от каждого движения… скажем так, не-ком-форт-но. Спасибо Виктору.
Здесь лошадка все же перешела на шаг. Здесь свернул в подлесок… Место Кристоф знал – небольшой, но приятный ручеек создавал почти волшебное настроение. Если Георг выбирает по интуиции, то только здесь и искать его.
Черная лошадка обнаружилась неподалеку. Крис выдохнул, спешился, похлопал своего коня по крупу, отправляя к товарке пастись, и пошел разыскивать беглеца.
И ждал ведь увидеть что угодно, а все равно от вида лежащей на боку фигуры, уткнувшейся в руки, в траву на секунду стало не по себе.
- Георг?..
Запястья дернулись, выдирая клок травы. Кристоф выдохнул.
- Это я. Это Крис. Надоедливый придворный… - повинился он, обходя полянку по краю. – Ты не против, я рядом расположусь?
Никакого ответа не последовало. Кристоф подумал, оценил свои ощущения и счел допустимым улечься рядом, на живот, пусть сырая земля пачкает одежду, зато не так больно… а Георг сколько тут лежит?! А если промерз? А если упал?..
- Ты в порядке?
Брюнет вздохнул тяжело, глубоко. Повернулся набок, открывая лицо. Утерся. Попробовал пожать плечами.
Кристоф задумался о том, что слишком часто к нему приходит паскудное ощущение неправильности.
- Ты плакал?
Зачем спрашивать, если по глазам все понятно, по неестественному румянцу на скулах. Пока Кристоф так бурно радовался приезду друга и любовника, Георга крутило в подлеске.
- Ты расстроился из-за Виктора? Из-за того, что я не поехал?.. Прости. Я немного опоздал… хочешь, еще покатаемся?
Тишина и немигающий взгляд. Крис решил еще раз попробовать.
- Ты злишься на меня?
- Нет.
Можно благодарить небо и сопутствующие силы. Если начал разговаривать…
- Просто было неожиданно.
Кристоф, не поднимаясь, развел руками.
- Да я этот ураган тоже не раньше чем через три дня ждал!.. Думал сказать тебе утром сегодня, - покривил душой Крис. Впрочем, ведьмак поверил на слово. Кивнул. Закрыл глаза, уткнулся в сгиб руки. Кристоф и потянулся – по голове погладить. И тут же руку отдернул – как обожгло холодом серо-фиолетового тумана.
- Ох, прости. Нельзя тебя трогать?
Георг закашлялся.
- Да почему нельзя… не выпью.
- Не… что?
И глупо он себя частенько стал чувствовать.
- Не выпью. Не иссушу.
- Не понимаю, - сознался Кристоф.
Брюнет снова поднял голову, смахнул от глаз серые ошметки.
- Как объяснить… я покажу.
- Покажи.
- Не шевелись.
Крис опасливо кивнул. На руке ведьмака из серого клока материализовалась горбушка. Георг разодрал хлеб на несколько кусочков, кинул два подальше. Потом – ближе. Крис прищурился.
- Белка, - согласно кивнул ведьмак. Следующий кусочек упал к ногам, а потом – к локтю. Последний он протянул на ладони. Зверек доверчиво забрался, ухватил угощение и принялся грызть. – Смотри…
Легкая дымка коснулась шкурки. Тихий писк и рванувшаяся прочь белка. Крис ошеломленно, испуганно, что уж скрывать, смотрел, как падает на землю с прыжка то, что только что было живым зверьком. Иссохший труп, мумия, свалявшаяся шерсть, подвернутые лапки, пустые глазницы и падающий из острых зубок последняя крошка рокового угощения. Как и те, что, медленно садясь, стряхнул с руки синеглазый красавец.
Криса замутило, Крис отвернулся, сдерживая рвотный позыв.
- Я ведьма, - припечатало негромко и веско. – Злая ведьма, говоришь ты. Колдун с темной стороной дара, так точнее.
Крис проглотил еще один спазм. И решился.
- И человека так… можешь?
- Могу. Но дольше. Возможно, успеет пробежать метров пятнадцать.
От того, как буднично информировал Георг о сумасшедшей подробности, становилось еще противнее.
Виктор со своей невоздержанностью после долгой разлуки казался милым и немного странным, но безумно добрым очарованием. С другой стороны…
- Езжай домой, придворный. Сказка окончилась. Злая ведьма возвращается в свое логово, а тебя ждет твой любовник.
Крис проглотил остатки спазма и замотал головой.
- Нет уж! Ты неделю со мной жил! Просил поиграть на пианино, танцевал со мной, закрывая глаза и доверяясь тому, как я веду, на коленях сидел, целовал, в конце концов! Да у тебя, ведьма если не злая, то дурная, сотня возможностей была!.. Не помню, чтобы хоть раз голова заболела от твоего присутствия…
- Я не трогал ни тебя, ни твоих людей.
- А тебе что, обязательно надо? – как-то приглушенного поинтересовался Кристоф.
- Нет. Ты же кормишь меня. Настоящей едой, так вкусно…
Образ жути кошмарной, прибившей белочку ни за что, начал неумолимо рассыпаться. Кристоф постарался не оборачиваться, чтобы вид трупика обратно не отшвырнул.
- Ты обо мне заботился. Не нужно было колдовать.
- А когда колдуешь – обязательно надо? – не зря же у него титул надоедливого придворного! Хотя некоторых вещей воистину лучше не знать.
- Нет. Если еда… если кормят достаточно – нет. Лучше всего – мясо. Потом – сладкое… я совсем не люблю сладости, в детстве приходилось много есть, иначе очень плохо себя чувствовал. Еще молоко… парное… мне однажды дали в деревне, когда за хлебом пришел… я думал, опьянел…
- Ведьма не злая, а дурная.
За спиной озадаченно молчали.
Кристоф вздохнул.
- Люди, знаешь ли, тоже черт знает что друг с другом сделать могут. Палачи Флорестана тому пример. Так, из требований работы, а не питания ради. Ты-то чем хуже… тоже можешь, а не делаешь.
- Иногда делаю.
Крис обернулся рывком, поднимаясь на ноги и не смотря на комок шерсти на траве.
- Давай-ка договоримся с тобой, Георг.
- М?..
- Если ты голоден – не молчи. Если тебе нужно что-то определенное – скажи мне. Молоко? Нашел проблему, молоком парным напоить… ведро тебе принесу, захлебнешься и не выпьешь.
- Мне не надо так много. Было достаточно полкружки…
- Тем более!..
Вот это он сейчас зря рявкнул, наверное. Или не зря? Брюнет как-то странно разулыбался.
- Вот что я смешного сказал, а?
- Ничего. Просто Майкл тоже иногда голос повышал… когда сильно волновался. Он ответственным себя считал за то, чтобы я людям не вредил. Как наследник семьи… а теперь, получается… и некому. Последить.
Вот он и мается, злая ведьма, красивый молодой мужчина с темным даром, далеко не глупый и в чем-то очень одинокий. Кристоф мысленно помянул выражение покрепче и счел, что по безумствам Виктора уже превзошел.
- Домой пошли, ведьма. Знакомить тебя с Виктором, Виктора с тобой и ремонтировать то, что останется, если вы не поладите.
- У Виктора тоже есть дар колдовать?
Крис закатил глаза, переступая с ноги на ногу и кривясь.
- Иногда я думаю, что да…


изображение

изображение

Полноразмер: pp.userapi.com/c626628/v626628865/6d3f5/eUtHuei...

Боялся он. Боялся, что Георг с Виктором не поладит! Вот именно не баловень Виктор со скромно ведущим себя брюнетом, а ведьма Карабос одарит королевского любимчика порцией отменного яда, после чего, как Кристоф высказался, только и останется, что ремонтировать то, что еще подлежит ремонту…
Боялся он. Даже попытался смягчить процесс, так сказать, знакомства потенциально воющих держав.
Виктор, успевший ко времени их с Георгом возвращения обложиться всеми доступными в доме вкусностями и изволивший радоваться жизни, к появлению нарушителей своего райского спокойствия отнесся благосклонно.
- С кем делиться? – поинтересовалась платиновая красота, создавая на ломтике хлеба потенциальный арт-объект из нескольких видом джема. Кристоф мысленно содрогнулся.
- Мы сначала традиционно пообедаем, - ответил он за двоих.
- Мне больше достанется, - поначалу совершенно не обиделся Вик. И даже удержался около получаса, не поддевая и не поддразнивая третьего участника трапезы. Только Криса. Крис был не очень против. А потом Вику стало скучно…
- Так и что же за брюнет такой симпатичный? – умильно поинтересовался Виктор, подпирая ладонью щеку. – Кристоф, расскажи про своего очаровательного фаворита.
Крис даже по сильному допущению не назвал бы Георга «очаровательным», но постарался сфокусироваться на другой части тирады.
- Георг не мой фаворит, просто…
- Да ладно, - Виктор перебил, отмахнулся и заулыбался. – Не суть! Где нашел, у кого отобрал?
- Ммм…
Виктор воодушевился и решил сыграть в одну из любимых игр, раз уж рассказывать дружок не торопится.
- Агааа… ну давай с простенького. Кому наш красавчик до тебя служил?
Кристоф пожалел, что откусил много.
- Никому. Кроме короля.
Вежливый, спокойный. Это ты, Крис, знаешь и помнишь, что скрыто за покладистостью и мирным тоном.
- Воу-воу. А позволь-ка мне не поверить! – провокационно тянет Виктор. – Больно уж нравятся мне твои реакции. Привык, привык слушаться… а меня будешь? Или только Кристофу такие привилегии?.. Ммм. У кого же он тебя отобрал, помню тебя, помню, все мечтал ближе познакомиться, да Крис раньше успел.
Кристоф умудряется прожевать-проглотить быстро и не подавившись.
- Виктор, полегче! Георг, конечно, тебе не ровня, но он наследник семьи и титул у него никто не отнимал!
Виктор морщит нос и необидно, но немного досадливо фыркает.
- Воу-воу. Сострадательный Кристоф пригрел обедневшего дворянина?.. А не поверишь! Одобряю, одобряю, они благодарные… ребята такого полета.
- Виктор! Совесть!
- Обронил, - жмурит тот серо-голубой глаз.
- Оно и заметно… где-то вместе с… кхм.
- Девственностью?
- Виктор!
Хорошо хоть то, что Георг на все это почти не реагирует.
- Уже старею, вот сколько лет как Виктор, - шутит тот. Позер, конечно, или немного напрашивается на комплимент. Крис делает вид, что в упор не видит и не слышит заигрывания. – Значит, Георг… а имя красивое. Подходит тебе. Ты тоже красивый. Мне вот нравишься.
- Благодарю.
У ведьмака вообще терпение непрошибаемое, или Кристоф просто не замечает, как оно подходит к концу? Карабос вот не стеснялась обрывать, да и его самого Георг порой довольно грубо просил перестать.
- Думаю, нам нужно немного прояснить обстановку… - тянет Виктор мягко, жмурится предвкушающее. Кристоф все же давится.
- Вик… кхм, Виктор!
- Да Виктор, Виктор. Ну так вот слушай, дворянчик…
Крис очень опасается, что сейчас что-нибудь…
- Вы пока не сказали ничего важного.
Ну почти. Виктор обиженно сопит.
- Так я чувствую себя старым! – капризно заявляет он и некуртуазно указывает на собеседника пальцем. – Можешь называть меня так же, как и Криса. Без этого высокопарного «вы». Понятно?
- Вполне. Благодарю.
Точно у кого-то запас терпения недооцененный.
- О том, какие отношения связывают меня и Кристофа, ты, полагаю, догадался без труда. Ну, о том, что ты любовник Криса, я тоже догадался. Осталось восстановить справедливость по третьей стороне нашего треугольника… не правда ли?
- Ошибаетесь.
Не ожидавший отказа Виктор округляет глаза. Но с азартом.
- Да что ты говоришь?! Не нравлюсь тебе, Георг?
- Виктор!
- Погоди, не тебя спрашиваю…
Кристоф почти обиделся.
- Но Георг не!..
- Да-да-да?
Все ему развлечение, прекрасному и гениальному Виктору Никифорову, безусловному любимцу короля. Чужие судьбы, людские души. Может быть, и он сам – Кристоф Джакометти. И уж точно Георг.
- Я не любовник Кристофа.
Вот теперь Виктор кажется удивленным.
- О… разве? Действительно?
- Полдня тебе пытаюсь донести, - ворчит Кристоф. – Но ты ж не слушаешь.
Впрочем, Виктор – это Виктор.
- Ну нет – так нет. А, кстати, почему?..
- Да мы знакомы меньше недели!
- А что, это теперь причина? – искренне делает «ротик сердечком» Виктор. – О… о! Крис, Крис! Боже мой, как мило, я такой глупый, в самом деле!
Приступ самокритики у Виктора – это или сейчас будет грандиозная выходка, или непредсказуемая порция яда неугодным.
- Кристоф хочет быть первым мужчиной у нашего очаровательного дворянчика? Боже мой, боже, я включаюсь в игру, я отобью его у тебя!
Два в одном. Бинго, Виктор. Кристоф даже думать боится, как может отреагировать его гость. И, позвольте… уже «нашего»?!
- Ты настолько же настойчив, как и Кристоф?
Идеальная спокойная вежливость. Но выбор слов… это раскаты далекого грома, как шорох, как тихий гул. Карабос. Ведьма. Карабос – имя родовое…
- Еще настойчивее, - обещает Виктор, слегка потянувшись вперед. Чувственно облизывается. – Спорим, я лучше, лучше, чем куртуазный, но временами такой неловкий Кристоф?..
- А ты умеешь играть на пианино?
Неожиданный вопрос выбивает Виктора из колеи откровенного флирта. Впрочем, оно и лучше. Или хуже – Виктор явно нравится играть в словесную перепалку с гостем Кристофа.
Виктор вздыхает.
- Ах, так печально… не умею.
- В таком случае, твои шансы близки к отрицательным величинам.
Карабос, Карабос. Виктор уже тобой заинтересован, он уже смеется, щурится и хлопает в ладоши, радуясь грубоватому и едкому ответу.
- Я играю на виолончели, - шепотом профессионального заговорщика сообщает он. – Только никому не говори… о, Крис! Мой инструмент и некоторые другие вещи привезут к вечеру, если, конечно, ты не выгонишь меня ночевать в поле…
- Тебя выгонишь!
- Мои шансы снова ползут вверх? – тем временем не собирается спускать укол Виктор.
- Сыграешь мне?
Виктор польщенно прифыркивает.
- Я подумаю над твоим поведением, хорошо подумаю над твоим поведением…
Кристофу кажется, что первый бой окончен с равными потерями. Или, в крайнем случае, он – самая пострадавшая сторона.

Затишье недолго длилось. Виктор, видимо, из первой беседы вынес какое-то очень своеобразное первое впечатление, творчески его осмыслил и приготовился получать удовольствие, поддразнивая объект.
- Итак, - интересовался Виктор, с удовольствием зависая над спинкой дивана, - давай с тобой поболтаем, а, Георг?
Холодные синие глаза смотрели с вежливым интересом, а Кристоф разрывался между необходимостью заняться делами, требующими его личного внимания, и нежеланием оставлять Виктора с ведьмаком наедине. Позвать Георга с собой в кабинет? Обидится Виктор. Позвать с собой Виктора? Не будет работы, никакой работы не будет! Сплошная безвыходная ситуация.
- Поболтаем, - счет тем временем молчание знаком согласия Виктор. – А скажи мне по секрету, а Кристоф тебя уже научил целоваться? Ммм… знаешь, как он умеет?! – восторженно закатились серо-голубые очи. – Полет, восторг, оргазм только от одного этого… а, Георг?
Кристофу очень захотелось взять пластырь и заклеить один очаровательный ротик сердечком. Потому что предугадывать, как отреагирует ведьмак…
- В процессе.
…гиблое дело – предугадывать, как отреагирует ведьмак.
- Оу? – тем временем озадаченно сморгнул Виктор. То ли вправду, то ли в игру, кто его поймет. – Что – в процессе?
- Учит.
Виктор обрадовался. Обошел диван и уселся, закидывая ногу на ногу. Ведьмак коротко покосился от окна и отвернулся снова.
- И хорошо учит? – продолжал Виктор.
- Хорошо.
- Ммм. И чему уже успел научить?
Вот неугомонное нечто, а…
- Вик, а ты как будто не знаешь? Давай тогда проведем мастер-класс по…
- Кто-то бурно собирался работать, мне помнится.
Нахальный гость. Впрочем, Виктор старше, Виктору… Виктору можно. Виктору вообще все можно. Но, кажется, не с Карабос.
- Я пытаюсь!
- Может, тебе стоит попытаться в кабинете? – провокационно прищурился блондин.
- Попозже.
Ну не говорить же Виктору, что наедине их оставлять совсем не хочется!
- Так и чему успел научить? – никак не желал униматься тот. – Ммм. Дай поугадывать! Ты, наверное, любишь сладкое? Он угощает тебя конфетами… специфическим способом? Да, Георг?
- Не переношу.
Виктор выглядел обескуражено. Потом – заинтересованно. Потом – восторженно.
- Не любишь сладкое? А чем же он тебя угощает?.. Теряюсь в догадках… может быть, алкогольные напитки? Кристоф, Кристоф, приучаешь к куртуазному разврату? Без меня?
- Виноград.
Второй раз оборванный на половине фразы Виктор раздул крылья носа и облизнулся. Все. Заинтересован. Вот этой смесью вежливости, грубоватости, спокойного поведения и лавы под коркой внешне покладистого характера. А уж Кристоф и не сомневался, что Карабос – та злая ведьма – это лава и стихия, с которой не сладить.
- Да ладно. Серьезно?
Брюнет покивал, не поворачиваясь.
- Но тут нет винограда! – расстроился Виктор. – Хотя… мармеладки есть. Хочешь мармеладку?
- Если сладкая, то нет.
Второй человек на памяти Кристофа, который совершенно не постеснялся беседовать с Виктором через конструкцию «если… то…» Первым был, на минуточку, сам Крис. Остальным пытавшимся давался от ворот поворот, и вслед махали лапкой.
Виктор наморщил нос, прицелился на желтый кусочек мармелада, прожевал и вынес глубокомысленное решение:
- Лимонная. Нет, не сладкая. Хочешь? Иди сюда.
Кристоф глазам своим не поверил, но к Виктору подошли. Со скрещенными ан груди руками и выражением в глазах, которое можно было бы описать коротко и емко: «ну и дальше что?»
- Условия те же, как и с Крисом, - известил Виктор, поднося руку ко рту. - Отними! – и ослепительно улыбнулся, продемонстрировав только что зажатое в зубах «угощение».
Кристоф, кстати, даже подумал на секунду, что ведьмак сейчас пожмет плечами, заберет у Виктора вазочку с мармеладом и уйдет. Ошибся. Объект попытки издевательства слегка нахмурился, потом наклонился, опираясь ладонью о спинку дивана.
- Хорошо смотритесь, - тихо проворчал Кристоф, стараясь делать вид, что за ведьмой, которая целуется с очарованием всея балов, он совсем не наблюдает. Георг тем временем выпрямился, пристально рассматривая крайне довольного провокатора.
- Почему не отдаешь?
- Хе-хе, - довольно мерзко изобразил Виктор. В переводе на человеческий – «плохо стараешься». Кристоф зарылся в счета и вздохнул.
- Виктор, не дразни его слишком сильно. Укусит.
- Хе-хе-хе?.. ой!
Стоило Виктору отвлечься, как спровоцированная ведьма быстро наклонилась снова, придержав второй рукой блондина под затылок, кажется, даже стукнулся с партнером зубами… но половинку откусил. И так же быстро выпрямился.
- Правду сказал. Не сладкая.
Виктор моргал и трогал губу. Кристоф пытался уговорить себя, что хохот со сползанием из кресла на пол – неверная реакция на произошедшее.
- Ты меня укусил! – предъявил претензии блондин.
- Нет.
- Да! – Виктор показал на и впрямь слегка прикушенный край губы. Видимо, когда ведьмак наклонился, то задел… Ну фактически, что ж… укусил. Все верно.
Георг тоже нахмурился, соображая. И чуть качнул головой.
- Случайно. Извини.
Виктору оказалось достаточно. Потрогал губу еще раз. И снова ослепительно улыбнулся.
- Характер у твоего фаворита, Крис… но одобряю, одобряю!
Кристоф покосился на счета и собрал их в стопку.
- Нет, ребята, я в кабинет. Ра-бо-та-ть! С вами абсолютно невозможно… Виктор! Не дразни его сильно, прошу тебя!
- Посмотрим… - хулигански мурлыкнули в ответ.
«Посмотри», - хотелось ответить Кристофу. – «Ведьме надоест, она сама посмотрит так, что никакие мармеладки не спасут…»

Виктору приличного поведения хватило… минут на пятнадцать. За которые он успел растянуться на диванчике, пожевать мармеладки всех цветов, решить, что вишневые – самые вкусные, и вновь обратить скучающий взор на объект.
- Георг.
Снова внимательный, вежливый, слегка равнодушный взгляд синих глаз. Виктор подергал кончиком носа. Ну не мог он ошибиться, такие реакции свойственны людям, которые кому-то да прислуживали…
- Иди ко мне, - предложил Виктор, похлопав по дивану рядом и сдвигаясь к стенке. – Хоть потискаю тебя невозбранно, дворянчик.
Пришлось жест повторить, чтобы подошедший брюнет опустился на край и вопросительно покосился. А ведь диван достаточно широкий, можно сесть нормально. Виктор фыркнул. Уложил ладонь на бедро Крисову любимчику и принялся ждать реакции. Минуту, две. Не дождавшись ничего конкретного, Виктор слегка прищурился. Провел. Характер у этого типа – не раскусишь сразу… но Кристоф кого угодно мог начать опекать. Сострадательный. Но выбрал симпатягу, это плюс.
А реакции опять никакой. В плане – ну смотрит, ну перся локтем о спинку дивана, почти нависая над бедрами Виктора. И все. Вздрогнул только тогда, когда Виктор по колену провел, но…
- Я видел, что ты хромаешь, - доверительно поделился блондин, не забывая слегка иронично улыбаться. – Что ногу бережешь… но повязка? Все так серьезно?
- Нет. Ушиб.
Под легкой тканью тугая повязка прощупывалась отлично. Виктор посмеялся.
- И как же так получилось?
- Упал. На берегу реки оступился, упал неудачно коленом о камни.
Звучало не очень вдохновляющее.
- Действительно только ушиб? Больно плотная повязка, дворянчик.
- Да. Врач так сказал. И что если буду много ходить – бинтовать.
- А ты не сидишь на месте, все за Кристофом хвостиком ходишь… - задумчиво протянул Виктор. – Знаешь, Георг, я никуда не собираюсь вставать ближайший час. И тебя не отпущу. Снимай ты этот свой бинт, дай суставу отдохнуть. Зачем перетягивать в покое…
Синие глаза осмотрели предлагающего внимательнее некуда. А потом брюнет наклонился, закатывая штанину и принялся разматывать плотный бинт. Виктора передернуло.
- Да уж… упал.
Переливы довольно старого синяка вызывали крайне неприятные ощущения под ложечкой. Виктор неприятных ощущений не любил…
- Ты б ткань-то одернул, - ехидно посоветовал он неторопливо сматывавшему бинт парню рядом. – А то Кристоф потом ворчать будет, что я пользуюсь благовидными предлогами для неблаговидного лапанья его фаворита по голым коленкам…
Брюнет коротко хмыкнул. Брючину одернул. И больше ничем своего отношения к словам язвительного собеседника не показал.
- А ты, как мне кажется, не такой уж скромник и девственник, - задумчиво протянул Виктор, снова принимаясь поглаживать пальцами по бедру. – Знаешь, ты мне нравишься. Устраивайся поудобнее, чтобы ноге было не больно… ну же. Все равно болит? – легкая тень, пробежавшая по лицу Георга, от взгляда привыкшего замечать полутона Никифорова укрыться не могла. – Долго носил повязку. Много ходил. Никакого покоя…
- Скорее, необдуманные действия утром.
- Это тоже, - согласился Виктор, в упор не помнивший, что утром сделал фаворит Криса. Верхом куда-то сорвался… видимо, про это речь. Что ж, умение признавать свои ошибки положено поощрять – досадно только, что дворянчик снова вздрогнул, стоило руку на колено положить. – Да ты не волнуйся. Очень легкий массаж – вот так, почти не прикасаюсь – поможет снять боль.
Или просто Виктор Никифоров невозбранно потрогает травмированную конечность симпатичного молодого мужчины, хоть и удовольствия в том немного. Но то дело поправимое.
- Знаешь, дворянчик, а ты, наверное, очень хорошо уже знаешь, в этой жизни мало что происходит просто так. Бесплатно.
Брюнет насмешливо выгнул брови.
- Что ты хочешь, чтобы я сделал?
Чудо, какой понятливый. Да уж, эти обедневшие, но гордые ребята – благодарная почва приложения сил. Крису, можно сказать, повезло. Виктор посмеялся и показал себе на краешек губ.
- Не говори, что тебе не понравилось.
- Хорошо, не скажу.
Вредный фаворит у Кристофа. Но прикасается к чужим губам легко, спокойно, это обнадеживает.
- Не этому тебя Кристоф учил, - шутливо корит Виктор, жмурясь от удовольствия. Крису нравится – глубоко, настойчиво, страстно, если целует, так и нечего больше желать… а брюнет прикасается аккуратно, чуть ли не вежливо. Вряд ли хочет – это понятно, но…
- Мне неприятно.
Виктор в притворном изумлении вздергивает брови и чуть приоткрывает губы.
- Что именно?
- То, что нравится Кристофу. Неприятно, факт.
Ух ты, как неожиданно. Интересно, а Кристоф у нас в курсе? На этого красавца взглянешь – так и поверишь, что в курсе…
- А так, как ты делаешь сейчас?
- Лучше.
Виктор предвкушающе потянулся, прогибая спину.
- Тогда тебя буду учить я. Согласен? – согласия не последовало, впрочем, возражений тоже, поэтому Виктор счел вполне допустимым притянуть к себе партнера за край воротника и принялся покрывать легкими поцелуями скулы, губы, подбородок… Виктору это нравилось тоже. Такая невинная и чувственная игра. Разве что руку все же стоит снова переместить на бедро. – У меня рефлекс, знаешь ли, - поделился Виктор. – Когда кого-то целую, хочется… трогать, прикасаться, гладить, посильнее, знаешь ли. А к твоей травмированной коленке чуть прикоснись – морщишься… что такое? Иди сюда.
От очередного поцелуя довольно аккуратно увернулись.
- Надоело? – не удержался Виктор. Правильно, дворянчик. Качай головой.
- Нет, не то. Спасибо.
Виктор удивился на сей раз непритворно. Вежливый какой. Вежливость тоже требовала поощрения.
- Тебе врач велел только повязку носить?
Георг чуть нахмурился.
- Еще мазь… название не помню. Могу перечислить состав.
Оригинальная избирательность! Виктору понравилось.
- Скажи мне, где она лежит. Будем тебя лечить.
- Я могу и сам…
- Изволь уже слушаться старших. Хотя бы по социальному положению! – тряхнул Виктор челкой. Выслушал инструкцию и змеей соскользнул с дивана, потягиваясь. – Сиди здесь, никуда не вставай. Понял?
Брюнет отчего-то медлил с ответом. Виктор подождал немного. И еще чуть-чуть.
- Понял.

Кристоф честно старался тренировать выдержку и не срывался проверять оставленные друг на друга потенциально воюющие державы. Грохота нет? Нет. Виктор еще не ворвался с претензиями и возмущением? Не ворвался. Работай, Кристоф Джакометти. Работай!!!
Вот как заставить себя продуктивно заниматься делами необходимыми. Мотивация внизу сидит, двойной объем. Крис последние пару счетов прихватил с собой и проехался вниз по перилам. Подошел к дверям гостиной, заглянул – и чуть дар речи не потерял. Сидящий на краю дивана рядом с посмеивающимся Виктором ведьмак, который позволяет себя гладить по травмированному колену, причем по расписанной всеми цветами хорошей гематомы коже, был за гранью понимания. Вот Виктор, который притягивает к себе собеседника под затылок, мягко скулы зацеловывает, смеется и поглаживает по затылку – это совершенно нормально. А вот Георг, позволяющий с собой так обращаться – это…
Кристоф отошел, помотал головой и вернулся в пару уверенных шагов, попутно постучав по двери, и тут же ее открыл.
- Так, ребята, без меня не… чувствую, даже спрашивать не стоит.
От Виктора ведьмак не только не отшатнулся, но и даже не отстранился от очередной порции поцелуев. Да неужели поладили? В такой хороший исход хотелось верить, но, зная Виктора… уводит, флиртует, доверие завоевывает, все ему игрушки – чужие судьбы, людские души, сам Кристоф, в конце концов.
Кристоф, кстати, почти заревновал.
- Георг, хотел тебя попросить, не поможешь мне?..
Ведьмак попробовал встать. И почти сразу же рухнул обратно, на забыть сказать «спасибо» изящным и сильным рукам Виктора, не давшим даже чуть приподняться.
- Нет, Кристоф, он никуда не пойдет.
У Криса полезли глаза на лоб.
- Это еще почему?!
- Потому что я его уговорил разбинтовать ногу. Потому что сейчас ее закрывать повязкой – это зря потратить мазь, которую я так старался нанести.
- Виктор, я не калека. Отпусти меня.
Виктор с довольным видом зафыркал.
- Георг. Я тебе зачем говорил бинт снять? Чтобы ты со мной спокойно посидел. Или чтобы ты по лестницам прыгал?
Брюнет примолк.
- Если ты сейчас упадешь, как я должен буду себя чувствовать?
Георг хмурился и очень старался что-то сформулировать.
- Потому что это твоя ответственность, Виктор?
Крис чуть не хохотнул. Виктор и ответственность, ответственность и Виктор… нет, поправка. Ответственность, с которой Виктор согласился.
Виктор расплылся в улыбке.
- Поэтому ты сидишь и никуда не встаешь. Понял?
Кристоф почел за лучшее ретироваться восвояси. Дверь он закрыл под согласное ведьминское:
- Понял.
Это каким же путем вывернулось мироздание, чтобы Виктор с ведьмой подружился?!
Кристофа Джакометти, если кто будет спрашивать, всё, абсолютно всё устраивает!

запись создана: 01.05.2017 в 03:47

@темы: Yuri!!! on Ice, авторская проза