12:55 

Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Название: Уже не сказка.
Автор: Тайо
Фандом: Yuri!!! on Ice, АУ
Рейтинг: R.
Жанр: hurt|comfort, BDSM, слеш, ангст, психология, всего намешано
Персонажи/пейринг: ОМП (Стефан Ланге) | Георгий Попович | Жан-Жак Леруа
Саммари: Георгий приходит в себя в незнакомом месте, вспоминая о себе лишь имя – и не узнает в зеркале свое лицо. Чужие люди, странные правила и, кажется, даже страна…
Продолжение фанфика "Сказка для взрослых" lostalvar.diary.ru/p212322318.htm
Части 1, 2 - lostalvar.diary.ru/p212327674.htm
Часть 3, 4 - lostalvar.diary.ru/p212341693.htm
Часть 5, 6 - lostalvar.diary.ru/p212362952.htm
Часть 7, 8 - lostalvar.diary.ru/p212376617.htm
Часть 9, 10 - lostalvar.diary.ru/p212557493.htm
Часть 11 - lostalvar.diary.ru/p212744422.htm
Часть 13 - lostalvar.diary.ru/p212760126.htm
Примечание к части: Дополнил и немного изменил концовку предыдущей части (11) - lostalvar.diary.ru/p212744422.htm. Есть продолжение общей канвы - часть 13 - lostalvar.diary.ru/p212760126.htm
Предупреждение: (бля, поехали; как говорит один мой читатель - "сейчас что-то будет...") графическое описание орального секса и собственно, сомнительное согласие на него; графическое описание тематической сцены, хотя, опять-таки, в смягченной форме; ООС для JJ, поклонникам этого героя лучше проходить мимо. Такие "мелочи жизни", как hurt|comfort и психологическая ломка главного героя, уже отдельной строкой и не выношу... Впрочем, Стефан действительно целью своей поставил "обучить", а потому отношение к своей новой модели хоть и строгое, но в рамках социального протокола. Георгий, в общем, себя сам больше накручивает, нежели Стефан считает нужным требовать на данном этапе... но должны же у Стефана быть в жизни приятные мелочи в виде хорошего ученика?))


Утро приходит мучительно и тяжело. Словно не два глотка выпил, а бесконтрольно мешал алкогольные напитки разной крепости. Стефан чему-то улыбался всю дорогу, ни слова не сказал, только пропуская вперед – в дом – обронил короткое «ложись спать».
Первую-то часть выполнить несложно, а вот вторую… никак не уснуть, когда рисуются в голове картины одна неприятнее другой, стоит только глаза закрыть. Вот и смотрел в темноту, слушая тиканье часов. Под утро придремал, да уж лучше бы и не пытался – проснулся Георгий с головной болью и мучительным ощущением тяжести.
«Завтра. Утром».
Оттянуть разговор хотелось до безумия. И…
До кухни он добрел, спотыкаясь через шаг. Остановился в дверном проеме, прислонился виском дереву. Как только у Стефана получается вставать так рано? Так легко. И о чем он задумался – странно видеть человека, который над завтраком просто сидит, прикрыв глаза и переплетя пальцы, верно же? Но мешать – это уж будет совсем неуважительно.
- Здравствуй. Присоединишься?
…и готовил он с утра на двоих. Впрочем, с Кристофом Стефан тоже совершенно доброжелательно общался… и наказал.
- Не знаю, - честно сознается Георгий. – Можно просто с вами посидеть?
- Садись.
Не поймешь по нему – сердится, не сердится… Утро ведь уже настало? Или за едой о проступках не говорят?
- Стефан…
- М?
- Можно… спрашивать вас? Или не отвлекать?
- Можно.
Впрочем, Кристофу он улыбался тоже. Слегка, уголками губ. Прямо как сейчас.
- Что вы сейчас делали? – Георгий неловко переплетает перед собой пальцы, показывая. Странный жест. Стефан о чем-то задумался?
- Молился.
Хорошо, что он успевает прикусить себе язык и не выпалить абсолютно неподобающее ответу «серьезно?!»
Конечно, он серьезно. На пляже, нет, на ступеньках, Стефан говорил – «я католик, правда, не очень добрый и верующий».
- Неожиданно, - сознается Георгий. – Ничего, что я спрашиваю?
- Ты ни о чем таком не спрашиваешь, Джордж.
Звучит почти как предложение продолжать задавать вопросы.
- Я могу продолжить?
Стефан улыбается пошире.
- Предвкушаю что-то интересное… можешь продолжить.
- Это будет очень… глупый вопрос.
- Ты редко спрашиваешь глупости. Вперед.
- Если бы я сказал, что… хотел бы услышать?..
Стефан не выглядит ни удивленным, ни рассерженным.
- На латинском или на английском?
Ох, вот так просто?
- На… на английском.
- Благослови, Господи Боже, нас и эти дары…* - уровень нереальности происходящего в голове Георгия достигает апогея. Неужели у Стефана действительно все так просто? Рассказывать, прикасаться… наказать. – Аминь.
Георгий вздыхает.
- Не знаю, будет ли уместно говорить «спасибо».
- Можешь повторить. Amen.
- М… да, как скажете. Amen, - повторяет он вслед за Стефаном.
- Уверен, что не хочешь присоединиться? Пока не остыло, - кивает Стефан на плиту. А Георгий чувствует себя… глупо.
- Стефан, я…
- Что случилось?
Вот теперь он обеспокоен. Наверное, не очень вкусно завтракать в такой обстановке. Георгия начинает бить легкая дрожь.
- Мое поведение вчера… наверное, просить прощения бесполезно, да? Но…
- Боже. Успокойся.
«Не могу», - хочется ответить Георгию, но он лишь опускает голову. Судорожно кивает, сильнее сцепляет пальцы в замок.
- Стефан. Простите. Не знаю, как говорить иначе, но…
- Что случилось? Джордж, в любом случае ты слишком сильно реагируешь.
- Мое поведение.
- М. Что с ним не так?
Наверное, это способ воспитывать. От Кристофа Стефан тоже требовал проговорить признание вины. Георгий вздыхает.
- Я вам отказал.
- М. Да.
Так спокойно подтверждает…
- Что вы со мной сделаете? За отказ?
Стефан выглядит даже немного удивленным.
- Я должен с тобой что-то сделать?
- Наказать.
Стефан вздыхает, отставляет чашку в сторону и качает головой.
- Внимательный, любопытный… но никак не могу понять, что с тобой происходит. Ты делаешь неверные выводы. Отказал? Да, пожалуй, так можно описать произошедшее. Ты внимательно меня слушаешь?
- Да.
- Но еще точнее будет сказать – остановил, используя тот способ, которому я тебя научил. Использовал то, что тебе было предложено, чтобы останавливать непереносимые ситуации. Понимаешь?
- Отказал, но… не оскорбил?
- Совершенно верно.
Становится лишь чуть легче… а потом накрывает снова. Дрожью, судорожным вздохом, судорогой в руках. Стефан смотрит пристально, но ни о чем не спрашивает. Ждет, пока собеседник хоть чуть-чуть расслабится, потом только слегка кивает – самому себе.
- Когда мне отказывает кто-то из моих моделей, я требую своеобразного… возмещения ущерба.
Это понятно и просто, Георгий торопливо поднимает голову, стараясь поймать взгляд черных глаз.
- Да. Что нужно делать?
- Обычно в качестве возмещения ущерба принимается какая-либо заинтересовавшая меня идея, с участием того, кто мне отказал.
Способ затащить Стефана на съемочную площадку как актера – заинтересовать его или «Виктор попросил». Неудивительно, что он выбрал такой способ. Хороший. Георгию нравится. Ведь нравится, правда?
- Понятно. Мне нужно что-то придумать… сейчас?
Стефан качает головой.
- В твоем поведении не было ошибки. Ты меня остановил, это верно. Мне хотелось бы знать причину – и этого будет достаточно.
Георгию кажется, что требование придумать сюжет для фотосессии – гораздо безобиднее.
- Мне сложно объяснить.
- Попробуй.
- Мне… страшно, - выдыхает Георгий. И умолкает, укладывая голову на руки, лбом, чтобы видеть только край стола перед собой. – Это ведь плохо? Стефан…
Пауза чуть дольше, чем Георгию хотелось бы.
- Ты прав. Это плохо.
И, если честно, Георгию хотелось бы услышать немного другой ответ.
- В… виноват. Д... да? Так должно звучать?
- Нет. Плохо – потому что ты боишься меня. Последнее, что ты должен делать в мой адрес. Бояться.
Отпускает почти мгновенно. Настолько, что Георгий снова выпрямляется и пытается улыбнуться.
- Я… нет, не вас, Стефан.
- О, вот как. Поясни.
- Боюсь, что не смогу… выдержать. Что оттолкну вас. Или что ударю. Это ведь будет абсолютно неприемлемо?
- Это будет неподчинение… или срыв. И если это срыв, с тобой ничего не случится. Запомни. Тебе меня бояться не стоит.
- Именно мне? – хочется услышать, что ты особенный, да? А если и услышишь, понравится ли?
- В твоем присутствии уже как минимум дважды звучало совершенно точное определение. Я занимаюсь твоим обучением. Как полагаешь, ты должен меня бояться?
Георгий жмурится и расцепляет пальцы.
- Наверное, нет. Мне не спрашивать, чему хотите обучить… или для чего?
- Боже. Джордж. Может быть, не в тот момент, когда у меня уже почти остыл чай?..
А теперь хочется смеяться. Совершенно без повода.
- Простите, Стефан. Я… хотите, новый заварю?
Стефан задумывается, потом коротко качает головой.
- Чуть позже. Если уж мы заговорили о то, что ты боишься… поработаем с тобой сейчас. Согласен?
- Конечно. Что мне делать?
- Смог бы сесть на пол? Вот сюда.
Какой… почти смешной вопрос. Сесть на пол около ног Стефана? Легко. Стефан хочет, чтобы он сейчас повторил что-то из того, что делал Джей-Джей, пока был в маске?
- Ко мне спиной. Вот так.
На плечи ложатся затянутые в кожу пальцы, слегка тянут назад. Можно опираться о чужие колени? Можно. Это приятно.
- Хорошо. Мне нужно, чтобы ты сейчас постарался вспомнить, когда тебе было комфортно. Со мной. Когда хотелось, чтобы время остановилось, или чтобы я продолжал себя вести так, как веду в тот момент. Понятно?
Георгий кивает.
- Сказать вам?
- Скажи.
- На пляже, когда вы позвали сесть рядом с собой на ступеньки и дали свою куртку. И в тот вечер, когда привезли сюда и… когда разрешили лежать рядом. Потом показали распечатку банковского перевода. Еще?
- Нет, вполне достаточно. Было комфортно?
Он скоро в китайского болванчика превратится – столько кивать.
- Хорошо… теперь закрывай глаза. О чем мы с тобой говорили сейчас?
Георгий чуть хмурится.
- Вас нельзя бояться.
Стефан коротко цыкает.
- Нет. Нельзя – не то, что я сказал.
- Мне не следует вас бояться. Не нужно. Не стоит.
- Теперь верно. Но запомнить – мало, Джордж. Мне нужно, чтобы ты понял. С этим и поработаем. Готов?
Очень хочется спросить, что Стефан хочет сделать. Что-то… неприятное? Или именно поэтому не нужно спрашивать? С другой стороны, «не бояться» и «доверять» - это немного разное…
- Готов, - соглашается Георгий. И не выдерживает. – Будет больно?
- Боже. Нет. Гиблое дело – учить тебя через болевое воздействие…
За подбородок поддевают, вынуждая запрокинуть голову. А потом Георгий теряется от невероятно осторожного прикосновения. И еще одного – такого же…
- Стефан…
- Не забывай дышать, - чуть насмешливо напоминает Стефан. Ну не может же он целовать в лоб, ну правда же?
- Да, конечно… могу спросить, что вы делаете?
Мягкое, чуть щекочущее прикосновение перемещается к надбровным дугам, к вискам.
- Ищу, что тебе нравится. При условии уже известного мне факта о низком пороге восприятия и особенностях твоего характера.
Как нестрашно звучит. Почти… успокаивающе. Хотя Стефан никогда не успокаивал – это была манера общения Кристофа.
- Ммм?
- Ты очень ласковый, Джордж. Любишь, когда ласкают, хоть и теряешься поначалу. Скорее всего, любишь ласкать в ответ. Любишь соблюдать правила и радуешься, когда тебя хвалят за это. Больше не страшно?
Георгию совсем не страшно. Даже стыдно, снова стыдно за свой отказ, Стефан ведь хотел только поцеловать его!
- Совсем. Не страшно.
- Если сейчас спрошу, можно ли тебя поцеловать?..
Георгий вздрагивает. Медленно вдыхает и выдыхает.
- Простите, Стефан.
- Это означает – «нет»? Все еще боишься?
Ответить не получается. Отвечать нечего. А в мягких, ласкающих касаниях хочется тонуть.
- Это не то, о чем мы с тобой сейчас разговариваем, - тихо говорит ему Стефан. – Не о том, что ты мне отказываешь. Ты не должен бояться говорить мне о том, что для тебя неприемлемо или что будет сложно перенести.
- Понятно. М… Стефан…
- Да?
- Мне бы хотелось… чтобы вы получили какую-нибудь компенсацию ущерба. Но придумать не могу. Придумаете сами? Для меня? – просит Георгий, чуть приподнимая уголки губ в улыбке. – Я обещаю, что соглашусь. Пожалуйста?
Стефан смеется. Последний раз проводит кончиками пальцев по вискам, целует в лоб и отпускает.
- Договорились, Джордж.


- Я поспрашивал о тебе.
Джей-Джей обернулся, просиял улыбкой.
- Приятно! Стефан или Стерх, вот как вас называли… Так Стефан или Стерх?
- Как тебе больше нравится, - пожал плечами невысокий мужчина с черными глазами. Сел напротив, не спрашивал разрешения.
- И что вы узнали обо мне?
Стефан ухмыльнулся, показал диск.
- Жан-Жак Леруа. Джей-Джей. Сложно в родной стране, когда многие узнают, посещать такие клубы?
Джей-Джей просиял еще радостней.
- Диск вам подписать? Вы произвели на меня впечатление… давайте, подпишу! Правда, мне в удовольствие!
- Подпиши.
Диск подъехал к занесшему руку с маркером парню.
- Но я не для этого расспрашивал о тебе.
- Ммм… для чего?
- Мне понравилось, как ты хорошо смотришься с Джорджем.
Джей-Джей наморщил нос, старательно шурша маркером по упаковке.
- Это ваш такой послушный подчиненный? Как это называется, если правильно-то? Если у вас без секса…
- Секс необязателен. Просто приятное дополнение.
Парень расписался размашисто и с откровенным удовольствием, отодвинул диск обратно.
- Первый раз слышу… а, да ладно! Я со всеми отлично смотрюсь. У вас есть предложения?
Стефан улыбнулся шире.
- Как ты относишься с фото или видеосъемкам с определенным рейтингом?
- Никогда не пробовал, но горю желанием! С Джорджем?
- Именно.
- Заранее согласен на все!
- Неслабо. Ты уверен?
Джей закивал.
- Хорошо. Твоя задача – быть с ним предельно аккуратным и ласковым. У Джорджа определенные сложности с тактильным восприятием. Он может растеряться или испугаться, и ему нужно время, чтобы разобраться с собой. Твоя задача – быть терпеливым.
- Ух ты… сложно.
- Ты думал о другом?
Джей-Джей потянулся, прогибая спину.
- Я же избалованный мальчик, который через порку понимает удовольствие от подчинения.
- Хорошо запоминаешь.
- Я все хорошо делаю! И даже отлично.
Стефан рассмеялся вполне искренне.
- Ключ – поцелуи. Он не позволит тебе прикоснуться к своим губам, но, скорее всего, позволит все остальное. Все понятно?
- О, да.
- Все еще согласен?
- У меня появились условия!
- Выслушаю с интересом.
Джей облизнулся и наклонился вперед, жмуря синие глаза.
- Я заласкаю твоего красавца-подчиненного до оргазма, а ты выполнишь одну мою… фантазию.
- Мне не терпится сказать «заранее согласен на всё».
- Так скажите!
Стефан покачал головой, посмеиваясь.
- Это отличает профессионала от любителя.
- Тебя от меня.
- Именно. Так о чем фантазия?
Облизнулся Джей-Джей так, что впору было доставать камеру немедленно.
- Ты не будешь пить. В день съемок.
- Какое интересное требование. И к чему оно?
- Та шикарная вещь, которую вы принесли в прошлый раз.
- И что же мне с ней сделать?
Камеры точно не хватало.
- Я хочу. Хотя бы попробовать.
- Тебе уже было сказано, удар не будет сильнее розги. Геройствовать не получится.
- Но оно будет… другим. Покажешь мне?
Стефан кивает и протягивает руку в черной перчатке.
- Договорились. Покажу.


Почему-то Георгий совсем не удивлен, увидев рядом со Стефаном того парня из клуба. Джей-Джей, но совершенно не хочется удваивать прозвище.
- Привет, - ухмыляется тот от всей души. Приходится кивнуть.
- Добрый вечер.
- Ух ты. Какой сдержанный. А я-то думал, ты с каких лекарств в клубе… или алкоголя…
Стефан, рядом с Джем выглядящий совсем уж невысоким, фыркает и закатывает глаза.
- Ага, болтаю много, потому что рад твоего подчиненного видеть. Джордж, ага?
- Ага, - передразнивает Стефан. Устраивается на краю стола, выдвигает два стула – справа и слева от себя. – Идите сюда, ангелы.
- Мы сегодня твои ангелы?.. Упс, ваши.
Георгий садится молча, складывает руки на столе. Видит, что Джей от него взгляд не отводит и все хочет то ли присвистнуть, то ли отвесить двусмысленный комплимент, вот и ведет себя самую малость наигранно.
- Ангелы. Падшие ангелы. Обоих устраивает?
Георгий молча кивает, чуть прикрывая глаза – приятно, когда поглаживают по макушке. Канадец вздыхает завистливо.
- Класс. Устраивает, конечно.
- Категория – эстетика. Ключ – поцелуи. Справишься? – Георгию не то, чтобы не нравится, но… - Ограничение – Джордж не переносит, когда прикасаются к губам. Предупреждение – если он говорит «хватит», ты останавливаешься.
- Ага, - жмурится Джей. И ворчит в сторону, - эх, обо мне б кто так беспокоился…
- Не заметил у тебя сложностей тактильного контакта с миром.
- Ну чего вы, я просто завидую.
- В остальном – не ограничиваю. По ходу подкорректирую, если будет необходимо.
Георгия инструктаж вполне устраивает, он поднимается, а Джей, наконец, свистит. Удивленно так.
- И всё? И он понял? Стерх…
- Что еще?
- Вау, сказать нечего.
- Иди, работай.
Канадец фыркает, догоняет – он выше Георгия, понятно, почему Стефан рядом с ним выглядит так… совсем как подросток.
- Он просил заласкать тебя, - делится Джей вполголоса, приобнимает за плечи. – Ммм… здесь?
- Здесь.
- Почему-то я думал, что будет кровать…
- Тут тоже неплохо, - пожимает Георгий плечами, усаживаясь на край мата. Что это – в его сторону своеобразный комплимент, он и не сомневается.
- Ты в принципе такой покладистый или уже опыт?
- Второе.
Джей неуверенно трогает поблескивающее черным покрытие, расплывается в улыбке, приземляется рядом, снова тянется трогать за плечи.
- Нас вообще ни в чем не ограничивают?
- Нет, если не заявлено иное.
Джей улыбается совсем уж неприлично довольно, тянется и начинает на ухо рассказывать, как ему нравится партнер, как он восхищен этим всем послушанием и как хочется раздеть, зацеловать, а что больше всего нравится Джорджу?..
- Запах кофе и пороха, - ехидничает Георгий. Впрочем, Джей считает шуткой. Укладывает голову на плечо и ждет, пока у них не интересуются, готовы ли они, потому что аппаратура – готова.
- В принципе – да, - отвечает Георгий за них обоих. Дергает плечом, желая сбросить тяжесть.
- То есть, тебя уже можно раздевать?
А он обещал Стефану, что не будет против, какой бы темой тот не выбрал компенсацию…
- Если хочешь.
- Да с ума уже чуть не сошел! – жалуется Джей шутливо. И, кажется, от процесса получает максимум удовольствия, не обращая на камеру ровным счетом никакого внимания. Не прикусывает, хоть и урчит иногда. Зацеловывает, иногда проводит языком… не всегда приятно, но ни разу не противно. – Вот ты шикарный, а…
- Потому что ты развлекаешься, как хочешь, а я все позволяю?
Канадец обиженно вздыхает.
- Ты себя просто со стороны не видишь.
- Не вижу, - соглашается Георгий, поднимая руки, давая стянуть с себя рубашку и без дополнительной мотивации укладываясь на слегка прохладную поверхность. Она быстро греется, а контраст даже забавный. Не забавно становится в тот момент, когда раздевают – полностью. На месте удерживает только то, что обещал – будет не против. А ключом назвали вполне невинное… ничего плохого с ним не сделают.
- Об этом Стерх говорил, да? – шепчет Джей, недоуменно трогая кончиками пальцев закаменевшие мышцы. – Ой… слушай, у тебя даже пальцы побелели…
Мда? Он и не заметил.
- Сейчас пройдет.
Кажется, Джею его жалко, и это раздражает. Джея стукают в висок, правда, усовестившись, почти сразу гладят по голове.
- Да я не обиделся, - прижимает тот к колену щекой. Звонко чмокает в косточку. Позер. – И руки у тебя классные. И когда держишь, и так тоже…
Очень хочется стукнуть еще разок. Для профилактики. А уж когда партнер спускает дорожкой поцелуев совсем уж до неприличного уровня, желание оттолкнуть становится почти непреодолимым.
- Жуть какой красивый, тебя хоть кто-нибудь уже там целовал, а? – восторженно шепчет Джей. Слушает шипение и с откровенным удовольствием проводит языком еще пару раз. – Пусть твой Стерх утрется, ты просто чудесный…
Он не чудесный. Он обещал, что не будет против любого сюжета, который Стефан выберет в качестве компенсации. И ничего с ним плохого не делают…
…почти.
- Не трогай… так, - подбрасывает его мгновенно от короткого прикосновения. Джей приподнимается, заглядывает в лицо.
- Только приласкать… ты не любишь? Или рано?
- Не хочу, чтобы прикасался.
Партнер Георгия вздыхает.
- Нет, честно… слушай, меня Стерх сожрет, если я тебе что плохое сделаю, а если тебе просто не понравится – он не выполнит… что обещал.
- А что он тебе обещал?
- Выполнить одну мою фантазию, - вожделенно сообщает канадец. – Так что я просто-таки до жути заинтересован, чтобы ты остался в восторге.
В последнем Георгий абсолютно не уверен, но кивает, помедлив. Если уж хорошо подумать, ему сказочно повезло, что ни с какими подобными ощущениями его тело еще не знакомо. Да еще и при условии, что ему искренне хотят «сделать хорошо», а не «сделать красиво на камеру».
Если бы не странное отношение Якова, снимающего «своеобразную эротику», и не планы Стефана, непонятно для чего занимающегося его обучением и практически не ставящим под софиты… давно бы пришлось попробовать роль пассивного участника, верно? И уж явно не с желанием партнера – «чтобы ты остался в восторге»…
Джей, правда, думает совсем о другом.
- Нет-нет, правда, ничего такого в виду не имею, помню про ключ, - обещает он, в перерывах между фразами вырисовывая узоры и уже почти вынуждая выгибаться от волн, прокатывающихся по позвоночнику. – Ох… а можно мне так? – подсовывает он ладонь под спину, не давая улечься обратно.
- Можно, а смысл? – Георгия совсем не беспокоит, как его держат. Скорее… странно, что не вызывают отвращения прикосновения, которые должны быть откровенно неприятны. Должны… постараться воспринимать все в чистом виде. Нравится, не нравится, больно, можно потерпеть. И сейчас явно не две последние категории.
- Потому что так… - тоном заговорщика шепчет Джей. Льнет ближе, давит языком сильнее, выбивая стон.
- Нет, подожди!.. – Георгий вздрагивает, пытается рвануться, но неожиданно резкая и теплая волна накрывает, мешая даже дышать. Джей урчит и зацеловывает низ живота, трется щекой о кожу.
- А вот это и зафиксируй.
Команда приходит извне, до сознания доходит медленно и тягуче. Георгий все еще прижимает ладонь к губам – себе рот закрывал, опасаясь закричать, поворачивает голову, закрывает глаза от света в лицо.
- Что... сделать?..
- Зафикисируй.
- Понял.
За такое резкое переключение остается только благодарить. От глаз руку отводит, позволяя снимать. Зрелище то еще, наверное… слезинки хочется стереть, только они не от боли, от неожиданности, наверное. Моргнуть, отвернуться, стараться не шевелиться, не думать, не… удивительно и неприятно, как быстро привыкает тело к чужому присутствию внутри.
Георгий не видит, как медленно садится обратно Стефан, хмурится, но молчит и не вмешивается. И Джей не видит, Джей слишком увлечен – он настолько хочет реализации запрошенного условия, что для него ничего нет важнее в данный момент, чтобы понравилось случайному – неслучайному партнеру по первому опыту в съемках такого рода.


На Стефана Георгий старается не смотреть. Неловко забирает из рук ассистента халат – черт, такой пошлый жест, но одеваться слишком долго, хочется закрыться, завернуться во что-то… Трясет, но не холодно. И неприятно… нет… непривычно скользко. Там, где не должно быть. Удивительно, что все эти ощущения достаются ему только сейчас, только спустя столько времени, да и то в каком-то сильно смягченном варианте.
- Вышли вон. Все.
Джей, примурлыкивающий и потягивающийся рядом, стихает от глубокого голоса, от хриплого приказа, наскоро обувается, кажется, даже не завязывая шнурки.
- Кроме Джорджа.
- Неслабо, - шепчет Джей. Георгию слышно. – Я его боюсь уже…
Совершенно ненужный комментарий. Теперь страшно и Георгию тоже, а Стефан особо настаивал на том, что бояться – последнее, что можно делать в его адрес.
«Можно мне тоже уйти?» - едва не рвется с губ. Но, если прикусить, удается сдержаться. И почти не вздрогнуть, когда за Джеем хлопает дверь. А ассистент вышел почти сразу же.
Стефан наклоняется вперед, тяжело опирается локтями на колени. Не делает попытки подойти. Смотрит – не глаза, провалы в темноту, чернее ночи, чернее лавы.
- Как ты себя чувствуешь?
Все так же хрипло и глухо, но Георгию кажется, что звучит немного мягче приказа выйти.
- Все хорошо.
Стефан качает головой. Едва заметно.
- Уверен? Ты дрожишь.
«А у вас жажда брать затмевает разум», - хочется закричать. И это уже почти истерика.
- Пройдет. Немного странно… что произошло. И только.
Едва заметный кивок. А Георгию тошно и страшно. И еще – неправильно все это. Неправильно настолько, что он на одном упрямстве поднимается на ноги, сжимая кулаки, пряча их в рукавах, доходит до сидящего на раскладном стуле мужчины и садится на пол рядом с тяжелыми ботинками.
- Стефан…
- М?
Все слишком неправильно. Впрочем, он сам тоже неправильный.
- Вы очень плохо себя чувствуете?
Слегка кривая усмешка искажает губы мужчины.
- Ну что ты. В данный момент… мне довольно хорошо.
- Только потому… что вы смотрели? Но ведь раньше… вы даже в кафе на набережной что-то отсматривали, и ни разу…
- Ты не представляешь, как потрясающе смотришься. В частности, с этим канадцем.
Георгий судорожно вздыхает. Хотя Стефан всего-то расцепляет пальцы и гладит костяшками пальцев его по щеке.
- Неужели страшно, Джордж?
Георгий кривит душой, но отрицательно мотает головой.
- Нет… неловко. Не знаю, что делать. Вы сказали - остаться.
- Потому что ты дрожал.
Все так просто? Из какого сплава у Стефана выдержка, и что случится, когда лопнет этот трос…
- Стефан…
Приходится подергать за рукав, чтобы мужчина перевел полуслепой взгляд со стены на него.
- М?
- Вы ведь… видели, что Джей сделал?
Глупый вопрос. Потому Стефан сейчас и сидит, снова сцепив пальцы, потому и смотрит абсолютно черным взглядом сквозь свою притихшую модель. Потому и кивает – тяжело, но без удивления.
А Георгию, чтобы продолжить, приходится сглотнуть.
- Просто… Стефан, я подумал, что… если вы бы хотели… обычно же больше никакой подготовки не потребовалось бы? Я имею в виду, я… вы можете сделать то, что вам хочется. Я не буду сопротивляться.
По макушке тормошат замедленно, с новой кривой усмешкой.
- Врешь мне.
- Нет, Стефан…
- Тебе страшно.
- Извините. Да.
Теперь придавливает еще и ощущением вины. Стефан перестает усмехаться, но продолжает перебирать короткие прядки, не дергая, но с каким-то особым усилием.
- На самом деле, потребуется. После того, что сделал канадец, тебе было бы легче, но не намного. Георгий очень надеется, что не прокусил губу.
- Зря вы… теперь мне действительно страшно, - тихо огрызается он.
А Стефан глухо смеется.
- Я разве сказал, что воспользуюсь? Ну что ты, Джордж. Я не трону тебя. Ты больше не дрожишь?.. Можешь идти.
Неправильно, противно и стыдно. И не потому, что сам сейчас предложил совершенно дикое действо в свой же адрес.
- Я не уйду.
Стефан удивленно приподнимает брови. Молчит. А теперь продолжить легче.
- Позвольте мне попробовать… сделать для вас что-то… ммм.
Выговорить оказывается невообразимо трудно.
- Покажи, если трудно сказать.
Еще легче. Хотя, пожалуй, действительно легче. У Стефана все еще удивленное выражение, но он выпрямляется и откидывается на спинку стула, не мешая модели своевольничать. Даже позволяет расстегнуть ремень и пуговицу на джинсах, а вот на молнии – останавливает.
- Уверен?
- Нет, - честно встряхивает Георгий головой. – То есть, не уверен, что получится. Уверен, что хочу попробовать. Вы так ко мне так внимательны, а я не знаю, чем вам помочь.
- В таком случае, поставлю тебе условие, Джордж. И разрешу продолжить, только если согласишься.
- Да, какое?
- Если не сможешь – значит, не сможешь. Признаешь, что не получилось, и не будешь пытаться себя сломать ради действия, которого я от тебя не требую.
- Согласен.
Стефан хмыкает, но руки отпускает.
- С добровольностью все в порядке, разумности бы хватило…
За попытку пошутить Георгий ухватывается охотнее, чем стоило бы.
- Ммм…. Ну наставник у меня хороший, так что, наверное…
- Боже.
От хлопка по макушке не то, что не обидно, наоборот – намного легче.
Хотя он действительно сомневается – сможет ли. Прогнать тошному и муторное состояние, убедить себя, что будет не противно, еще пара десятков этих «что», вьющихся надоедливым и жалящим гнусом.
А по факту – он не дает себе доразмышлять, наклоняется вперед и быстро проводит языком по головке члена, запретив себе даже думать про какие бы то ни было составляющие действия. Или результата. Давится ожидаемо, машинально прижимая руку к губам и стараясь сдержать кашель.
А Стефан его еще и за плечи придерживает.
- Спокойно. Стошнит – не проблема. Дыши спокойнее. Сейчас встанешь и просто уйдешь. Под душ. Всё, Джордж, всё.
Георгий возмущенно встряхивает головой.
- Не потому, что тошнит, - пытается объяснить он. – В общем… я сам дурак.
- В смысле?!..
Ну сложно же словами. Качнуть головой проще, снова наклониться перед – тоже проще, хоть Стефан и пытается придержать. Все еще запрещая себе думать о чем бы то ни было, движение он повторяет. Только потом, сглатывая, старательно выговаривает, чуть не по слогам, убеждая себя, в основном:
- Меня не тошнит. Мне не противно. Я не умею, но и только.
- То ли ругаться, то ли божиться, право, не знаю.
Стефан в замешательстве – наверное, за это дали бы гонорар? Георгий поднимает взгляд.
- А одновременно вы умеете?
- Джордж!..
Наверное, примерно так себя чувствовал Кристоф, когда Георгий требовал продолжить игру с пиратом и придворным. Замешательство, неверие, оттенок восторга. Только вот Стефан еще и прикусывает костяшки пальцев в кожаной перчатке. А и пусть. Он не умеет. Но что-то видел… можно попробовать повторить. И получается, если судить по участившемуся дыханию Стефана.
- Где-то я промахнулся с твоим образом… - вполголоса произносит мужчина. – Пойму, где, будешь конкурентом Викто… ру…
Георгий коротко ухмыляется.
- Я падший ангел. Инкуб. Отражение вашего греха. Вы будете преклоняться, если я пожелаю.
- Ни черта я не промахнулся.
Совершенно точно в этом комментарии больше восхищения, чем осуждения.
А от снова ложащейся на макушку ладони он все же вздрагивает, мгновенно возвращаясь к реальности. К тому, что делает, к тому, насколько это противоестественно, к…
К тому, что надо запретить себе думать.
Стефан ни к чему его не принуждал, Стефану сейчас, наверное, отчаянно хочется чего-то большего, а не терпеть неумелые действия, а он только кусает костяшки пальцев и тыльную сторону ладони да перебирает чужие жесткие прядки, словно поощряя или намекая.
- Подскажите, - просит Георгий. Если бы он мог предвидеть, попросил бы планшет, посмотрел бы… хотя бы – что стоит сделать.
С макушки прикосновение неспешно скользит - за ухом, по скуле, задерживается на контуре нижней челюсти. Стефан резко втягивает воздух, перестает терзать зубами перчатку, поддевает под подбородок и со второй стороны.
- На секунду. Посмотри на меня.
Конечно, просьбу выполняют. Даже жутко, как может гореть в человеческих глазах черное пламя.
- Отвлекись от того, что делаешь. Закрой глаза.
И это выполняется незамедлительно тоже.
От легких поглаживаний под подбородком хочется одновременно встряхнуться, заулыбаться, замотать головой. Георгий ограничивается тем, что морщит нос, словно очень хочет чихнуть. Гладить начинают уже от основания шеи до линии челюсти, неспешно и чуть сильнее.
- Что хочется сделать?
Сделать легче, чем ответить. Сильнее запрокинуть голову. Сглотнуть.
- Именно. Что с языком, когда сглатываешь?
- Ммм… прижат. К… - Георгий просто машет рукой, показывая направление.
- Верхнему нёбу. Еще?..
Серьезно, Стефан хочет, чтобы ему отвечали? Хоть бы дразнить перестал тогда.
- Не знаю, - получается недовольно и дерзко, пожалуй.
- Сильнее.
Стефан тоже не железный. Хотя выдержка у него из того сплава, который на межгалактические ракеты идет, точно.
- Понял.
Досадно, что Стефан никуда руки не убирает… а потом Георгий поминает – ему подсказывают. Сильнее, резче. Сглатывай, ну правда, ничего неприятного в этом нет. И не забывай не думать о том, что ты делаешь.
В какой-то момент на плече сжимаются пальцы Стефана, заставляя отодвинуться. Черная лава, кажется, сейчас выплеснется, обожжет…
- Не так?
- Наоборот, - хрипло выдыхает мужчина, накрывая его пальцы своими. Честно, Георгий бы побоялся с такой силой… - Слишком так.
За тем, как отступает темнота из глаз Стефана, он следит почти завороженно, совершенно не обращая внимания ни на испачканные пальцы, ни на замаранную ткань.
- Мда. В таком виде я тебя не выпущу… - сокрушенно хмыкает Стефан. – Как-то закономерно ты не вписываешься во все эти халаты, Джордж… переодевайся уже здесь.
- Я… эм… грязный.
- Вытрись.
- Эм…
- Халатом. Все равно уже испортили…
Георгий кашляет, но руки о полу отирает, отмечая, что впитывается почти мгновенно, только что и остается на коже немного липкий след.
- Все остальное – тоже?
- Естественно.
Уговоры про то, что глупо стесняться того, кто смотрел только что на сцену, кто будет потом монтировать готовое видео, не помогают.
- В чем дело?
Георгий вздыхает.
- Сдаюсь. Мне неловко. Можете смеяться…
А над ним не смеются. Стефан закрывает глаза.
- Приводи себя в порядок. Скажешь, когда можно будет смотреть.
Теперь уже Георгий не знает, божиться ему или ругаться. Но двигаться старается побыстрее, обещая себе, что это только – чтобы дойти до душа.
- Все, - кивает он, завязывая шнурки на кроссовках. – Стефан… черт… или вы невероятный, или я опять… макабрическая реальность.
- Давай остановимся на первом варианте. Ты отлично справился.


До душа дойти удается далеко не сразу. Джей вьется вокруг, заглядывает в лицо – то ли с беспокойством, то ли с откровенным интересом. И не выдерживает.
- Что он с тобой сделал?
Георгий только плечами пожимает.
- Ничего.
- Да ладно. Его же завело до потери контроля.
- Тебе показалось.
- Зачем тогда оставил? Ты оделся… Черт. Он выполнит свое обещание?
- Твоя фантазия?
Джей кивает, а Георгий думает, уточнить или не стоит, что тот пожелал в качестве бонуса за съемку.
- Я хочу в душ, - говорит Георгий, отодвигая наглеца с дороги. – Ты что, будешь отираться около кабинки?
- А чего я не видел?..
Впрочем, Джей скорее отирается в зале, ожидая Стефана. По крайней мере, когда Георгий возвращается, канадец страдает, уложив голову на стол и вслух размышляя, что можно так долго делать в пустой студии.
«Приходить в себя», - мысленно отвечает Георгий.
- Уборку? – предполагает он вслух. Джей лениво машет рукой.
- Я б помог, но он выгнал ж всех. Черт, я не верю, что он с тобой вообще ничего не сделал.
Георгий закатывает глаза. Как он там высказался? Нет, процитировал самого Стефана… инкуб, порок, преклонение, отражение греха…
- Это я сделал.
- Чего?!
Джей едва не падает со стула. Вместе со стулом.
- Да ну на…
- Не ругайся в адрес Стефана.
- Я в твой… - бормочет канадец. – Хорош. Ты пошутил? Ты ж его с полуслова слушаешься. Да не…
- И в мой не надо. Всего лишь оральный секс.
- Тьфу, черт.
«Кто-то слишком много думает», - хочется съязвить Георгию с интонациями Криса. Или Виктора. Да, скорее уж Виктора…
- А тебе нравится? Со Стерхом так… а? – во всех этих расспрашиваниях явно есть что-то нездоровое, а у Георгия кончился запас желания ехидничать. Он пожимает плечами, трогая горло.
- Тебе бы понравилось, если бы трогали здесь?
- Нууу… если не душить…
- Нет. От ключиц к подбородку. Чуть сильнее, чем если бы хотел пощекотать.
Джей секунду смотрит ошалело.
- Ты ж не хрипишь.
Георгий чувствует себя устало и глупо.
- А это тут при чем?
- Ты ж только что сказал, что минет ему сделал.
- Я выразился иначе.
- Суть одна!
Джей невыносим. Георгий морщится и отворачивается к окну. Естественно, канадец не выдерживает.
- Черт, ну извини. Ну просто так обычно при глубоком минете делают, чтобы сглатывали почаще, это жуть какой кайф…
- И дальше что? Я понял, что ему нравится, когда сглатываю.
- И ты не хрипишь. Не кашлял даже.
- Все равно не понимаю.
Джей сопит. До-олго, аж несколько минут. Не выдерживает.
- Слушай. Когда Стерх так делал…
- Хотел, чтобы я делал то, про что ты только что сказал. Прижимал сильнее языком. Еще подробнее?
Глаза у канадца – обиженные и округлившиеся.
- Не, погоди. То есть… - Джей сползает со стула, бредет к стенке и стукается головой дважды. - Хочу к нему. Хочу к твоему Стерху. В ученики, в партнеры, ну не возьмет же…
- Какие страдания. И по какому ж поводу опять?
- Агааа. Какие! – передразнил Джей. – Ошалеть можно. Стерха заводит до остановки пульса, а он ограничивается оральным сексом, да еще и в лайт-версии.
Георгий пожимает плечами и не стремится уточнять, что для него это была совсем не лайт-версия.


- Вы выполните то, что обещали?
Стефан, действительно появившийся с свернутым халатом и не забранным ранее софитом, которые передал ассистенту, словно только и делал, что убирал в студии, кивнул.
- Конечно. Ты ведь выполнил свою часть договора.
Джей жмурится, оглядывается.
- А Джордж… участвует?
- А тебе так хочется?
- О, да.
- Тогда спроси у него сам. Если он устал и не захочет, даже не подумаю настаивать.
Джей почти завистливо вздыхает и подбирается ближе к Георгию.
- Смотря в чем, - отсаживается тот. – От меня-то ты что хочешь? Вроде у Стефана просишь.
- Чтобы и ты был тоже. Ты же не очень устал? – умоляюще тянет канадец, и глаза у него такие… просящие-просящие, что поверить можно.
- Повторяю. Что ты хочешь, чтобы я сделал?
- Подержал.
- Эм?!..
- Подержал меня.
Приходит очередь Георгия изображать, что он готов стукнуться головой о стену. Фантазии у некоторых…
Джей вздыхает. Укладывает голову на руки на стол и снова замирает в ожидании. Даже не болтает, пока Стефан не возвращается. Взмахом руки зовет с собой.
У Джея такой предвкушающий вздох, что Георгий не выдерживает. Отражение греха, как же.
- Я иду тоже, - информирует он и поднимается. – Что мне нужно делать?
Стефан же не озадачен второй раз за день?..
- Покажу, - кивает Стефан, пропуская их обоих вперед. И ничем-то студия не изменилась, просто убран мат, софиты и стол от стены выдвинут к центру. – Садись. Просто за стол.
Он и выполняет. Косится на свернувшееся на столе оружие. Стефан вскользь упомянул, что кнутом можно рассечь кожу и мышцы до кости… впрочем, кухонным ножом тоже можно при удачном ударе пробить легкое. Откуда только он вспоминает это сравнение?..
- А ты иди-ка сюда, - а это уже Джею. – Во всем уверен? Все помнишь?
Канадец кивает. Торопливо, словно опасается – Стефан передумает. Черта с два. От стола отодвигают примерно на ладонь второй стул с высокой спинкой.
- Перегнись через спинку стула. Ложись на стол. Руки вперед, попробуй дотянуться до Джорджа.
Джей тянется, напоминая Георгию струну. Ему явно неудобно, приходится подниматься на носочки, да и то пола он касается с трудом.
- Тебе запрещено вырываться, сгибать колени, хотя, для справки – если не выдержишь, стул не сломается. Понятно?
- Понятно. Я постараюсь.
- Запрещено сдвигать бедра. Если не выдерживаешь – исправляешься сам и просишь прощения. После чего просишь повторить удар. В качестве наказания.
- Класс. Понятно. Постараюсь.
Георгий отстраненно отмечает, что в прошлый раз грубил Джей куда как больше.
- Вопросы?
Облизывается канадец почти предвкушающе.
- Кричать тоже нельзя? Тогда лучше сразу кляп.
- Можно. Ругаться, просить прощения, что еще входит в твой личный набор фетишей?
- Что-нибудь из… ну, обрисовки ситуации. Просто огрести в студии – как-то не очень…
Стефан хмыкает. Обходит стол, прижимает запястья Джея к столу.
- Так и держи его. Как бы он не реагировал – ему будет больно, но без травматизма.
- Только держи покрепче, - тихо шепчет канадец, стоит Стефану отойти. – Потрясные ощущения, когда вырваться – никак…
Личный набор фетишей. Сколько еще он странных словосочетаний узнает в этом слегка искаженном мире?
Кнут шуршит по полу, пока Стефан неторопливо разминает руку. А Джей раздумает ноздри, кажется, очень хочет оглянуться, царапает ногтями по столешнице. И вздрагивает, когда раздается первый щелчок – в воздухе.
- Ненаблюдательный, - цинично тянет Стефан, прихватывает конец кнута к рукояти, возвращается, постукивая свернутым пополам оружием по внутренней стороне бедер жертвы. Канадец каждый раз вздрагивает, хрипло дышит. И не двигается. – Мы ведь еще не определили, в чем провинность?
- Ну… ага. А в чем?
- Например в том, что избалованный мальчишка совершенно возмутительно ведет себя в присутствии старших.
- А то.
- Не желает слушаться. Огрызается, дерзит… беседует на далекие от пристойности темы.
Кажется, Джей тоже вспоминает, о чем расспрашивал получасом ранее, и то ли кашляет, то ли смеется.
- А меня поздно перевоспитывать, - охотно спорит он. – Многие пытались, но тщетно.
- Вот мы и проверим.
- Ага. Значит, что-то вроде исправительного учреждения… черт. Стерх. Это как-то слишком…
- Хм?..
- Скажите вы. Иначе я умру от передоза личных фетишей.
Стефан наклоняется и что-то тихо говорит на ухо, тихо, но внятно. До тех пор, пока Джей не кивает и не опускает снова голову. С затуманившимися глазами.
- Теперь держи его.
Еще один щелчок в воздухе – но Джей не двигается. Просто ждет.
И дожидается – вскидывается, пытается дернуть руки на себя, ахает ошеломленно. Георгий почти уверен – сейчас до кого-то дойдет, с каким огнем упрашивает играть, и попросит Стефана остановиться. А канадец выдыхает, опускается обратно, прижимает подбородок к столешнице.
- А говорили – не сильнее удара розги.
- Есть у меня подозрение, что ты не был в курсе, насколько сильно она бьет.
- Ммм. Как бы…
- Не «как бы», а честно.
- Теперь понял, что нет.
Георгий запоздало понимает, что в голосе ни хамства, ни привычной заносчивости нет ни на грамм. Может быть, до Джея все-таки дойдет, а?!
Не доходит. Упрямо молчит, хотя кулаки сжаты так, что костяшки пальцев побелели.
К удивлению Георгия, второй рывок куда слабее – скорее похоже на попытку увернуться, не более. Знал, чего ждать. И из-под ресниц катятся две слезинки. Может быть, если попросить Стефана остановиться… вместо Джея…
- Распробовал?
- Сложно ответить «нет».
Стефан посмеивается. Кнут тихо щелкает, задевает спинку стула, но не более.
- Тогда десяти тебе хватит.
Джей молчит. Почти полминуты. Даже кажется, что сейчас попросит прекратить…
- Еще десять или включая эти два?
- Еще.
- Черт, - тихо шипит жертва. Передергивает плечами.
- Не слышу.
- Спасибо, - соглашается канадец на два тона громче. Георгию кажется, что он ослышался.
На четвертом ударе Джей уже не только плачет, но и вскрикивает.
- Хм. Надо же.
- Что?
- Считалось, что пока под поркой молчат, то это злонравие и желание упорствовать в плохом поведении. Будем считать, что избалованный мальчик все-таки имеет шанс исправиться…
- Да уж…
- Продолжай.
- Лучше б я себя так не вел… - сдавленно бормочет канадец.
- А вот и первые здравые мысли.
Во всю силу он снова пытается вырваться на седьмом ударе, уже успев сорваться в болезненное «черт, хватит!» и тихое постанывание. Георгий вопросительно смотрит, да только получает циничный хмык в ответ.
- Сядь на край стола и обопрись ему на руки всем весом, вижу, что не удерживаешь уже.
- Но, может…
- Джордж. Сядь или выйди.
Он выбирает – сесть. И прижать запястья канадца, как и было сказано – всем весом.
Теперь «хватит!» звучит уже без ругани, зато с более тихим «пожалуйста». Жутковато так звучит.
Что происходит после следующего щелчка, Георгию не видно, но Джей отчего-то стукается лбом о столешницу и как заведенный повторяет это свое «черт». Утирает лицо о рукава и пытается дышать поглубже.
- Сейчас… черт… сейчас.
Что – сейчас, слегка непонятно. Но видимо, понятно Стефану, который подходит опирается о стол с другой стороны.
- Весь в ожидании.
- Сейчас, - чуть спокойнее произносит Джей. Глубоко вдыхает, словно прыгать в воду собирается. – Я… я прошу прощения. Я постараюсь… больше такого не допустить. Так пойдет?
- Пойдет. Вторая часть.
Теперь ругнуться хочется уже понявшему Георгию.
- Ох, это сложнее… эм. Я заслужил…. быть наказанным еще раз? За недопустимое поведение?
- Заслужил. Проговаривай, как именно.
- Еще один удар. Вместо того, когда я нарушил запрет, - обреченно соглашается Джей. – Мда… черт.
Видимо, все же выдержки самообладания у него хватает, потому что он, хоть и вскидывается, хоть и вскрикивает, гримасничая, но больше не нарушает запрет. Оба раза.
- Можешь его отпустить. Погуляй, если хочешь.
Джей приподнимается, опираясь на локти.
- А меня не отпускаете.
- А с тобой я не закончил еще.
- Зато отсылаете своего подчиненного…
Стефан нарочито тяжело вздыхает.
- Мне кажется, или ты снова начинаешь дерзить?
- Вам кажется, - давится Джей. – Просто пока он держит… полегче, что ли.
- Собственно, я сказал, что не закончил с тобой, но я не говорил, что продолжу.
- А что тогда?!
- Время на осознавание. И заодно на формулирование ответа на вопрос, появилось ли желание исправиться.
Джей утирается уже ладонями, косится на так и не ушедшего Георгия.
- Второй раз уж точно такого не попрошу…
- Тогда будем считать, что я с тобой закончил.
Канадец шипит, выпрямляясь, пошатывается – и медленно оседает на пол, держась дрожащей рукой за край стола.
- Потрясающе… Стефан, можно просьбу?
- Конечно.
- Вызовите мне такси, а?
- Зачем?
Джей глухо смеется.
- Я в таком виде не доеду… общественным транспортом… даже до гостиницы… хотя чего там ехать, пешком гулял…
- Ты живешь в гостинице?
- А где ж мне еще?..
Стефан устраивается на стуле, неторопливо сматывая кнут.
- Вариант первый, рекомендуемый – учитывая, как ты выразился, «твое состояние», я могу отвезти тебя к себе домой и за тобой понаблюдать. Вариант второй – довезу до гостиницы.
Джей как-то совсем недоверчиво мотает головой.
- Ох, черт… нет, вы серьезно? Правда, вот это вот все – серьезно?! Я нарвался, вытребовал, а вы – серьезно?!.. черт же.
- Я вполне серьезно жду ответа.
Канадец умолкает.
- В гостиницу. Мне нормально, но сутки я б не вставал…


За недолгую дорогу Георгий пару раз оглядывается на свернувшегося на заднем сиденье канадца и даже радуется, когда Стефан, паркуясь, хмурится и просит проводить Джея до номера.
- Да я сам… - пытается спорить тот. И пошатывается. – Ну и класс. Это, если что – мы из бара.
- Понял, - кивает Георгий. И дважды повторяет легенду – на входе и у лифта, когда к ним кидаются с вопросом, не плохо ли молодому постояльцу. Джей изображает улыбочку и машет рукой.
- Просплюсь, и будет отлично…
Долго ищет ключ-карточку в кармане, точнее – долго пытается ее достать.
- Я дома-дома… эх. Слушай, погоди немного, а?
Георгий кивает, включает свет в зале. А Джей добирается до разбросанных на кровати вещей и что-то ищет в дорожной сумке.
- Знаешь, как я тебе завидую… - откровенничает он. Георгий смотрит в окно и думал, что можно искать. Обезболивающее?..
- Было бы чему.
- Кому!.. Стефан твой. Стерх. Прикинь, он же первый, кто предложил после вот таких игр куда-то отвезти. Вообще к себе хотел отвезти!..
- Это мера ответственности. И безопасности, - хмурится Георгий, вспоминая статьи на сайте.
- Во-во. Черт, никак не могу найти…
- Сходить в аптеку?
- А? Зачем?
- Ты же ищешь таблетки.
- Не, они у кровати лежат… вот. Ты подойди, а?
Георгий подходит, Джей улыбается, машет рукой, прося наклониться.
- Пусть тебе на память останется.
- Не надо.
- Тебе нельзя подарки брать?.. Такую мелочь… давай ты возьмешь, а если он запретит, отдай первому ребенку на улице, ладно?
У Джея в руках – металлический значок в виде кленового листа. Действительно, мелочь. Но…
- Хорошо.
- Я тебе приколоть хочу, - шало смеется Джей. Приходится наклониться. И подождать, пока тот провозится намного дольше, чем ожидает Георгий. – Ну вроде все.
Значок покалывает пальцы, когда он проводит рукой по лацкану.
- Слева. Неправильно…
Канадец хохочет так, что Георгий начинает опасаться за вменяемость смеха.
- Облом тебе, красавец. Я-то правильно приколол.
- Нет, неправильно. Слева – это…
- Да знаю я, - резко умолкает Джей. – Я тебе правильно приколол, говорю. Иди давай, он ждет небось уже.
- До свидания.
- Это если бы, - хмыкает Джей ему вслед.
Стефан, если и ждал, то недовольства не показывает, - Георгий сам решает пояснить причину задержки, откалывая листик с лацкана.
- Он искал долго. Сказал, хочет на память подарить. И что мне делать?
Стефан посмеивается.
- А что обычно с подарками делают?
- Эм… как бы… я не спрашивал у вас разрешения… брать даже мелочи.
- Абсолютно верное наблюдение во всех иных случаях. Правило также не касается Виктора и Кристофа. И всего, что попадает под социальный протокол. Но твоя наблюдательность не перестает меня радовать… если хочешь – значок оставь себе.
Мелочь, а все равно приятно. Правда, значок обратно Георгий прикалывает на правую сторону.


* Полностью текст: Благослови, Господи Боже, нас и эти дары, которые по благости Твоей вкушать будем, и даруй, чтобы все люди имели хлеб насущный. Просим Тебя через Христа, Господа нашего. Аминь.

Дополнение: минутка юмора.

изображение

@темы: NC-17, PWP, Yuri!!! on Ice, авторская проза

URL
Комментарии
2017-05-15 в 15:06 

Магнхиль
сова бальзаческая подвид подлый пандообразный(c)
Жестокий автор, ужасно жестокий. От работы оторвал, когтями по хребту прошелся нежно. Закурить бы, да нет привычки.

По сабжу – «смягченно» - очень точное слово. Перинку подстелили, а всё равно колко. Приятно-колко, истомляюще, чувственно. Может быть, ещё «приглушенно» подойдет – прохладный сумрак, сглаживающий тени и приглушающий краски.
Продолжается взаимодействие плавное, мирное, всё ещё нарастание напряжения – да-да, «что-то будет». М-м-м, была у меня некогда одна из любимых инструментальных композиций, к сожалению, давно потерянная, перкуссионное крещендо в её финале нарастает до кома в горле и затрудненного дыхания, каждую секунду кажется, что ещё сильнее ну вот просто невозможно, причем иллюзия не пропадает и на пятое, и на десятое прослушивание. Вот где-то близко.

2017-05-15 в 15:34 

Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Когти - наше все. Еще клычки и хвост.

Знаете, если я опять начну сонг-фики писать, я точно буду знать, кого за это благодарить...
*контрольный пробег по потолку окончился художественной цепочкой из отпечатков лап*

URL
2017-05-15 в 15:36 

Магнхиль
сова бальзаческая подвид подлый пандообразный(c)
О, не благодарите)

2017-06-01 в 20:48 

Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
URL
2017-06-01 в 21:37 

Магнхиль
сова бальзаческая подвид подлый пандообразный(c)
:facepalm: читать дальше

Зависит от того, что считать извратом )) Мне вот некоторые виды подвешиваний нравятся... эстетически.

2017-06-02 в 02:02 

Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Сами напросились...
Послушный малыш в ошейнике показал цыпочкам ВСЁ

URL
2017-06-02 в 07:33 

Магнхиль
сова бальзаческая подвид подлый пандообразный(c)
:facepalm: Кристиан... Тиан

2017-06-02 в 20:03 

Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Стефан: А открыть рот и спросить, где каталог с порно, никак?...

URL
2017-06-02 в 20:55 

Магнхиль
сова бальзаческая подвид подлый пандообразный(c)
Тиан: Хэй, а я что, по-твоему, сделал?! Вот прямо ртом и спросил, говорю, чувак, ну у тебя ж точно есть ещё, не будь ублюдком, заделись! А мне - котиков, цыпочек... Вот и приходится выкручиваться.

2017-06-02 в 22:00 

Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Стефан, иронично: А мне показалось, ты процитировал какое-то низкосортное хоумвидео... а, так это и было - попросить? Кстати. Ты реально собрался заниматься самоудовлетворением, рассматривая кота и куриц?.. Если нет, штанишки застегни. Трагический стриптиз.

URL
2017-06-02 в 22:31 

Магнхиль
сова бальзаческая подвид подлый пандообразный(c)
Тиан: Это было - предложить. Только что-то у вас тут все непонятливые, зажатые какие-то, так и норовят соскочить... *поцокал языком, развалившись в кресле* И ты зануууда. Недоебит затрахал или диету соблюдаешь, лимонами завтракаешь, уксусом запиваешь? Ремарка для ограниченных: было бы с чего начать, а там фантазия дотащит.

2017-06-02 в 23:32 

Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Стефан, посмеивается: Сразу видно, каким мылом тебе в детстве рот мыли... на, держи. *пошарил в рюкзаке, нашел невероятно милый календарик с котенком в стиле Makoto Muramatsu* Начинай, я полюбуюсь. Обещаю поп-корном не хрустеть.

URL
     

Кошачий чай и кошкины чаяния.

главная