Тайо
Мяу, высказанное словами, не есть истинное мяу.
Название: Погадай мне.
Автор: Тайо
Фандом: Yuri!!! on Ice, немного средневеково-мистическое АУ
Рейтинг: PG-13
Персонажи/пейринг: Виктор Никифоров, Георгий Попович, Стефан (ОМП)
Саммари: второй принц увлечен мистикой, а у Виктора почти ручной демон. Спрашивается, чье любопытство тут устоит?
Примечание: продолжение фанфика "Победитель" - lostalvar.diary.ru/p212886652.htm

- И чем же это мы заняты таким интересным?
Младший принц раздраженно и досадливо цыкает, порывается было прикрыть стол перед собой, потом невнятно шипит ругательство и обрывает попытку.
- Ух ты, и картиночки какие… красивые, - видимо, «красивыми» Виктор их не считает, но так быстро не подбирает нужного определения.
- А ты для чего пришел, насмешничать?
- Да нет, в гости. Мой дорогой брат мне не рад?
Георг снова что-то невнятно ворчит. Вроде как и рассерженно, а Виктор садится рядом, обнимает за талию, кладет голову на плечо. Такие вот у них отношения. Родственные!
- Не только сам пришел, но и демона своего с собой привел. Дай, догадаюсь. Похвастаться пришел, Вик? – интересуется Георг, вопреки ворчанию и общему недовольному виду дует в макушку устроившемуся на плече блондину. – Ну, хвастайся.
Виктор довольно сопит. Хвастаться, это брат верно угадал. Георг вообще хорошо угадывает. Словно читает в чужом сердце, в чужой душе. Вон, карты перед собой разложил, да, видимо, не очень получается.
Виктору хочется повредничать.
- А и пришел, - соглашается он. – А и похвастаться. Только не им. Ему – тобой.
- Вот еще новости! Ну, хвастайся.
Виктор восторженно смеется, жмурится, приподнимает голову, отслеживая, куда успел отойти от входа тот, кого младший принц так некуртуазно назвал «демоном».
А может быть, и демон. А может быть, только наполовину. Сам вот не отрицает, но и не подтверждает, ухмыляется так, что у всех кровь стынет, у всех, кроме Виктора.
Виктор доволен.
А «демона» есть вполне человеческое имя – Стефан. Или он просто соглашается на него отзываться.
Виктор все равно доволен. Не в меру, по мнению Георга.
- Хвастаюсь! – торжественно провозглашает правящий принц, огребая брата покрепче. – Смотри, завидуй. Георг. Мой младший брат, правда, не единоутробный, но, к величайшему сожалению всего кабинета министров, от этого не менее мной любимый. Та еще ворчалка и любитель мистики. В общем, поладите.
У темной фигуры, успевшей переместиться к окну, выражения лица не видно – мало того, что свет у Георга только над столом, так еще и голову Стефан опустил, ловя отсвет огня только на руки.
Молчание длится полминуты, минуту. Георгу уже начинает надоедать, но Виктор все равно не выдерживает первым.
- И ничего не скажешь?
- И что я должен сказать, принц?
Как Георг помнил, голос у этого викторова приобретения должен быть глухим и неестественно четким. Оказалось, память подводит. Глубокий, а не глухой. И негромкий. И четкий. Без неестественности. Ох и вылечил ты себе игрушку, Ваше Высочество, которое почти Величество…
Виктор очень обиженно сопит.
- Например, спросить, и к чему я это все тебе сейчас сказал?
Тень пожимает плечами. Виктор окончательно обижается.
- Тебе что, неинтересно?!
- Интересно, - с тихим смешком уступает Стефан. – Но ты, принц, раньше не выдержишь и сам мне все расскажешь, чтобы посмотреть, как я отреагирую.
- Вот злюка!
- Ни в коем случае.
- Вот возьму и не расскажу.
- Ммм, - Георгу кажется, что оттенок разочарования в голосе у демона какой-то… намеренно горький, что ли. – И для чего ж ты мне все этого говорил, принц? Никак не соображу.
Дразнит. Хотя Виктор вон доволен. И, кажется, Виктор был прав – если демон будет продолжать в том же духе, они поладят. Георг тоже очень любит поддевать старшего брата – словом, делом, да хоть взглядом.
А Виктор серьезнеет, разжимает объятия. Выпрямляется.
- А это я к тому говорил, чтобы в случае чего ты и его слушался.
А вот это неожиданно. Георгу таких радостей во сне-то не грезилось, не то что наяву хотелось. Но раз Виктор считает, что это нужно… А в случае чего – это проснувшаяся в правящем принце предусмотрительность. Это радует.
- Вот как. Хорошо, принц, я тебя услышал.
Право, какая интересная формулировка. Георгу даже понравилось. Услышал, но не пообещал выполнить. А вот Виктор не заметил, снова заулыбался, уложил голову обратно брату на плечо. Замурлыкал какую-то легкую мелодию, расслабился.
А тень материализовалась рядом со столом. Викторово приобретение Георг помнил на дороге, припавшим на колено, ухмыляющимся и шатающимся от трех впившихся в спину стрел. А теперь…
- Эта колода не слушается тебя.
Новости какие! Георг недовольно кривится. Конечно, все у него наперекосяк. Нечитаемый расклад, словно издевается колода. А еще и Виктор со своими комментариями… Младший принц снова ворчит и начинает собирать карты.
- Слишком сильная для тебя. Или слишком тяжелая.
- Я не спрашивал совета.
Получается как-то очень уж грубо. А вот и нечего критиковать чужие увлечения! Особенно всяким…
- Мой дорогой брат очень трепетно относится к своим картам. Даже мне трогать не дает, - жалуется Виктор и демонстративно тянется указательным пальцем к ближайшей карте. Получает несильный хлопок по руке и со смешком отдергивает руку, будто ударили очень болезненно.
- У всех свои игрушки, Виктор. У некоторых вон даже живые.
Получается еще грубее. Георг очень надеется, что тень отойдет от стола, оскорбившись, - надеяться на то, что Виктору быстро надоест обниматься, и он уйдет, уводя демона с собой, как-то не приходится.
Виктор мурлычет и трется носом о щеку.
- Мне кажется, кто-то завидует.
- Тебе кажется.
Колода, наконец, ложится единой стопкой. Чем себя еще занять, Георг не знает. Просто он немного раздражен. А брат мурлычет, ластится и вообще неприлично доволен.
- Таро Дверей.
- Ась? – недоуменно оборачивается Виктор. – Нет, у Георга что-то совсем мистическое.
- Твоему брату, принц, подошла бы эта колода. Таро Дверей. Или Отражений. Или, если он хочет мистики, Таро Призраков…
Георг против воли прислушивается.
- Особенно привидения – легонькие, - шутит он.
Тень пожимает плечами.
- Призраки бывают разные. Не только мстительные духи. Призраки часто разговорчивы. Эта колода охотно бы беседовала с тобой.
- А эта что, не хочет беседовать? – иронично кивает Георг на сложенные карты.
Тень ведет кончиками пальцев по столу, совсем рядом с колодой, но не прикасается.
- Не хочет. Она слишком тяжелая для тебя. Ты ведь не станешь поднимать двуручный меч одной рукой, верно?
Доходчивое сравнение. Георг только вздыхает – карты ему нравятся. Тень проводит кончиками пальцев до края стола и протягивает руку ладонью вверх.
- Отдашь ее мне?
На плече восторженно фыркают. Вот уж кто точно попросит своего демона погадать, если Георг согласится…
- Раз уж она меня не слушается? Сам возьми, - ворчит младший принц.
Стефан качает головой.
- Нет, если сам возьму – будут просто карты. Своенравные карты.
- Сговорились, что ли… - Виктор уже не сдерживается и смеется, пока Георг возмущенно стукает картами о край стола, выравнивая стопку в пальцах, и почти силой вталкивает в чужие руки. – Да забирай, авось ты с ними скорей сладишь!
- Хорошее пожелание, - неожиданно уважительно кивает «демон». – Спасибо.
Да что сегодня за вечер такой! Теперь еще и Вик будет считать, что брат «поладил» с этим его странным приобретением. Одно расстройство в жизни.

Обычно первым не выдерживает любопытный Виктор. А теперь вот не выдерживает всегда такой выдержанный и немного мрачный Георг, к развлечениям не так чтобы и расположенный… но не выдерживает. Выбирает время, когда старший брат уж точно занят, и пробирается по коридорам, почти крадучись. Хороший способ передвижения для второго принца, нечего сказать! Да, впрочем, никто не замечает. Георг умеет быть незаметным официальным лицам.
Дверь в покои Виктора открывается без скрипа, да и закрывается без щелчка. Свет не горит, Георг зажигать не торопится. Оглядывается, проходит, садится в кресло чуть поодаль от дивана, на котором угадываются очертания лежащей человеческой фигуры.
- Ты ведь не спишь, скорее всего, - немного помолчав, в пустоту произносит Георг. Полуутвердительно. Задумчиво.
- Нет.
Ну вот и добился ответа. К чему он сюда пришел, Георг точно бы и сам себе не ответил. Пришел – и все. От Виктора заразился капризами и нелогичными решениями. А молчать кажется глупым.
- Тебя зовут Стефан, верно?
- Зови, если хочешь.
Точно, не его имя. Просто согласился отзываться. Георг недовольно хмыкает.
- Хочу.
- Тогда зови.
Почему-то Георгу очень нравится в этой полутемной комнате. В покоях Виктора он ориентируется также безошибочно, как и в своих, но ощущение – новое, странное… успокаивающее. И в то же время неимоверно любопытное.
- Ты что-то делаешь?
- А ты что-то чувствуешь?
Георг недовольно фыркает. Демон. Такой и правящему члену королевской семьи перечит, а Вик и в восторге. Как бы боком-то не вышло такое попустительство.
- Нет, я ничего не делаю.
Ах, вот как. Он все-таки иногда отвечает. Не сразу. Но отвечает. Георг продолжает молчать и изучать свои ощущения.
- О чем ты пришел поговорить?
Надо же, а Виктора спрашивать не хотел. Это небольшая победа или намеренная, показанная уступка? Хотелось бы первое.
- Сам не знаю, - неожиданно даже для себя признается младший принц. Хмурится недовольно. Георг привык никому не показывать своей слабости – или того, что могло бы быть ей сочтено.
- Тогда спроси о том, о чем хочешь спросить.
- Ты действительно демон?
- Нет.
И как дальше диалог-то продолжать? Георг кривится.
- Но и не человек же. С такими глазами.
- И не человек.
- А кто ж тогда?
Темная масса приходит в движение – даже тревожно становится на секунду. Георг кривится снова, ругает себя – еще пугаться начни дремлющих людей, с которых одеяло на пол сползает… собеседник просто сел, оперся плечом о спинку дивана.
- Если уж вежливо говорить, метис.
Фантазия тут же услужливо подбросила Георгу еще несколько куда как более хлестких и уж точно не вежливых определений.
- Демон и человек?
- Оно самое.
Самое умное, до чего Георг додумался, так это задать следующий вопрос:
- А Виктор знает?
- Конечно. Принц любопытный. Принц задает интересные вопросы.
Ну ничего ж себе. Не могло послышаться удовлетворение в чужом голосе! Георг к домыслам склонен совсем не был.
- А ты отвечаешь на все?
- Только на те, которые имеют ответ.
От демона у него изворотливость, не иначе. А если верить тому, что рана не заживает до сих пор, тело – слабее человеческого. Уязвимее. Отчего-то это Георга радует.
- Погадай мне.
Стефан то ли тихо кашляет, то ли выдыхает.
- Я ведь не умею читать судьбу.
Георг начинает чувствовать себя глупо.
- Я не это имел в виду.
- Понимаю. На той колоде?
Младший принц кивает, спохватывается – слишком темно.
- Да.
- Я видел, мне достаточно света.
Темная масса снова приходит в движение.
- Если ты хочешь видеть карты, зажги пару свечей.
Подразумевается, что он и изображения в такой полутьме рассмотреть может?! Георг недовольно ворчит. Чиркает спичкой. Становится светлее. Но не уютнее. Уютно было в темноте…
- Ты хочешь спросить о чем-то конкретном?
Георг качает головой.
- Нет.
- Таро – не игрушка. Задай вопрос.
В конце концов, в эту игру можно играть и вдвоем. Играет же Виктор!
- Хорошо, я спрошу так: что мне могут сказать эти карты? Чего мне не хватает, чтобы слушались меня?
Стефан встряхивает головой.
- Этот вопрос не требует расклада, просто вытащи три любые карты, - предлагает он, медленно распределяя колоду по столу.
Похоже на… забаву. Только Георг не относится к Таро как к забаве.
- Почему не расклад?
- Потому что ты ответишь себе сам. Не карты ответят.
На карты младший принц смотрит долго и с недоверием. Но не бросать же дело на полпути! Не привык Георг.
- Ну хорошо. Эту и эту.
Стефан переворачивает выдвинутые карты.
- Шестой аркан, Ваалверит, Владыка Соглашений. Шестьдесят седьмой, Орфей. Ты ведь знаешь их толкование?
- Выучил… - недовольно передергивает плечами Георг. Да и не сказать, чтобы лгала колода – нет взаимности в любви у младшего принца королевства, каждый раз страдает, будто впервые, да и о смерти задумывался… пока Виктор за голову не схватился и не потребовал, чтобы брат прекращал такие вещи в голове держать! А вот ему, Виктору, например, любимый младший брат уже давно весьма привлекателен, но тот все по девушкам, да по девушкам, но раз топиться решил – то все равно терять ему нечего, а Виктор рискнет переубедить! Георг угрозе внял и тему суицида более не поднимал.
- Третью карту.
На напоминание Георг поморщился.
- Не желаю. Вытащи для себя.
- Задай вопрос.
Почему-то казалось, что Стефан откажется или посмеется. Георг молчит, формулирует.
- Почему ты остался служить Виктору? Так пойдет?
- Пойдет. В третьем лице только спроси.
Звучит одновременно глупо и очень правильно.
- Ну ладно. Почему Стефан остался служить моему брату?
Теперь на карты смотрит уже «демон». Пожимает плечами, вытаскивает, протягивает Георгу, не глядя. А тот давится.
Колода действительно слушается Стефана, не иначе.
- Что случилось?
Георг хмыкает.
- Да так.
- Мне можно увидеть?
Еще более неожиданно. «А что, можно запретить?» - хочется спросить принцу.
- Можно.
Пару секунд Стефан молча смотрит на карту, потом кладет ее на стол – к первым двум.
Двадцать седьмой аркан. Энвольтирование.
- В какой-то мере это верно.
- В какой-то мере? И в какой?
- Ты знаешь ответ.
- Да уж. Подавленным и сломленным ты не очень выглядишь. Демон.
- Лучше по имени.
На сей раз Георг молчит намного дольше.
- Стефан.
- В какой-то мере разбит. Виктор сейчас намного сильнее меня. Во всех смыслах.
- А что будет потом?
Стефан пожимает плечами, собирает карты, оставляет три перевернутые.
- Тому, кто обо мне заботился, я вредить не стану, даже если полностью восстановлюсь. Может быть, просто уйду. Если Виктор отпустит.
- Виктор не отпускает свои игрушки.
На оскорбительное поименование Стефан не обращает никакого внимания.
- Сослагательное наклонение – опасная забава для разума. Именно так разгораются войны.
- А ты уже не хочешь воевать? После того, что устроил в ущелье моим людям?
- Хорошо выполнять свою работу и вожделеть ее – разные вещи.
Георг подталкивает карты к собеседнику, к колоде около его руки.
- Когда я приду и задам вопрос, ты погадаешь мне?
- Когда придешь и спросишь. Конечно.
Что ж, беспутный правящий принц, по крайней мере, в одном оказался прав. По мнению Георга, со Стефаном они вполне… «поладили».


Примечание:
толкование карт Таро Теней (именно та колода, которая была у Георга).
Аркан 6. Ваалверит, Владыка Соглашений. Индивида одолевают внутренние проблемы, идет борьба с самим собой. Карта указывает на возможность суицида индивида, появление разного рода неприятностей в жизни, среди которых могут быть ухудшение здоровья или финансовые неудачи.
изображение
Аркан 67. Орфей. Означает неразделенные чувства, тоску, томление. Личность стремится к взаимности, но успеха это не приносит. Человек меланхоличен, преобладают депрессивные наклонности.
изображение
Аркан 27. Энвольтирование. Личность клиента сломлена и подавлена. На такое состояние могли повлиять разрушительные обряды. Она может означать появление физического изъяна. Человек является жертвой. В гаданиях на отношения указывает на полное отсутствие совместимости.
изображение

@темы: авторская проза, Yuri!!! on Ice